ISSN 0137-0936 (Print)
ISSN 2309-9852 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск

Жданова С.Ю., Федотова В.А. Копинг-стратегии как механизмы адаптации иностранных студентов к условиям российской образовательной среды. // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2018. — №4 — с.89-105

Автор(ы): Жданова С.Ю.; Федотова В.А.;

Аннотация

Актуальность. Возрастающий интерес к теме иностранных студентов и созданию для них благоприятной образовательный среды в России делает актуальным изучение стратегий социокультурной адаптации представителей разных культур. 

Цель работы. Выявление особенностей копинг-стратегий и различий в шкалах социокультурной адаптации иностранных студентов в зависимости от принадлежности к культуре.

Методика. Использовались два опросника: «Шкала социокультурной адаптации (пересмотренная)» (RevisedSocioculturalAdaptationScale— SCAS-R) (автор Дж. Уилсон) и «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций» (StrategicApproachtoCopingScale— SACS) Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченковой. В исследовании приняли участие студенты из стран СНГ (Узбекистана и Казахстана, n=65) и из Китая (n=39), обучающиеся в российских вузах.

Результаты. У представителей стран СНГ выявлено доминирование непрямой и пассивной (осторожная модель поведения) копинг-стратегий. У студентов из Китая доминирует просоциальная копинг-стратегия (поиск социальной поддержки и вступление в социальный контакт). Обнаружены различия между группами по академической адаптации и уровню владения русским языком.

Выводы. Представители высококонтекстуальной и реактивной культуры (китайские студенты) труднее адаптируются к особенностям обучения, требованиям высшей школы и общению на языке принимающей стороны. Этот же тип культуры лежит в основе формирования просоциальной копинг-стратегии. У представителей полиактивной и полихронной культуры (студенты из стран СНГ) доминируют непрямая и пассивная копинг-стратегии.

Академическая адаптация включает в себя не только успешность выполнения учебных обязанностей и соблюдение правил и требований преподавателей, но и групповую работу с другими студентами, получение обратной связи от преподавателей и одногруппников, позиционирование себя в учебной группе. Соответственно данные паттерны поведения также вызывают затруднения у китайских студентов.

Разделы журнала: Эмпирические исследования;

PDF: /pdf/vestnik_2018_4/vestnik_2018-4_5_Zhdanova.pdf

Поступила: 09.07.2018
Принята к публикации: 03.08.2018
Страницы: 89-105
DOI: 10.11621/vsp.2018.04.89

Ключевые слова: культура; копинг-стратегии; модель поведения; социокультурная адаптация; шкалы адаптации;

Доступно в on-line версии с 01.12.2018

Введение

Международный характер современного образования выражается в росте академической мобильности молодежи. Успешная адаптация к новой социокультурной среде способствует быстрому включению иностранного студента в учебный процесс, повышению качества его подготовки. Чаще всего такое приспособление достигается за счет изменений в стереотипах и способах поведения при сохранении внутреннего отчуждения от социальной среды (Жданова, Печеркина, 2016). 

К настоящему времени все очевиднее обозначается противоречие между количеством эмпирических данных об адаптации иностранных студентов к образовательной среде вуза и отсутствием работ, нацеленных на выявление копинг-стратегий и различий в адаптации в связи с принадлежностью к культуре.

Стратегии преодолевающего поведения

В психологии выделяют конструктивные и неконструктивные копинг-стратегии (Черемисина, 2015). К конструктивным относятся опора на собственные силы или обращение за помощью к другим при достижении целей; анализ ситуации, ее планирование, переосмысление. Неконструктивными стратегиями являются предрасположенность к использованию психологических защит; избегание; агрессивные реакции (Черемисина, 2015). Обычно человек не придерживается какой-либо одной копинг-стратегии, а сочетает их разные варианты в определенных ситуациях. Кроме того, стратегия, приемлемая в одной ситуации, может оказаться недейственной для другой.

В отечественной литературе проблема копинг-стратегий чаще всего рассматривается на примере российских студентов в период адаптации к образовательному пространству. Так, Н.А. Краюшкина (2014), исследовавшая социально-психологическую адаптацию и копинг-стратегии у российских студентов в период прохождения практики, выявила, что респондентам обоего пола свойственны просоциальные стратегии поведения, но юноши более склонны вступать в социальный контакт, а девушки в трудных ситуациях стремятся найти поддержку в близком окружении. Кроме этого юношам более свойственны прямые копинг-стратегии, а девушкам — манипулятивные (Там же). Л.Е. Тарасова (2016), изучавшая копинг-стратегии как механизмы преодолевающей адаптации у российских школьников, установила, что в когнитивной сфере успевающих учеников чаще всего фиксируются адаптивные стратегии. Эти учащиеся высоко оценивают собственные ресурсы в преодолении трудных ситуаций. Среди частично адаптивных стратегий преобладает ориентация на мнение значимых других, меньше всего представлено отрицание. К неадаптивным копинг-стратегиям учащиеся этой группы прибегают достаточно редко — всего 8% опрошенных избрали избегание проблем и игнорирование (Там же).

Есть отечественные работы, респондентами в которых выступили иностранные студенты, обучающиеся в России. Например, на базе ФГБОУ ВО «Псковский государственный университет» было проведено изучение копинг-стратегий иностранных студентов (Петрова, Леонтьева, 2017). Но в этом исследовании приняло участие всего 30 респондентов, которые не были дифференцированы ни по национальности, ни по культурной принадлежности. Доминирующая копинг-стратегия в стрессовой ситуации определялась спомощью методики «Копинг-поведение в стрессовых ситуациях — КПСС» (адаптированный Т.Л. Крюковой вариант методики Н. Эндлера и Д. Паркера). Данная методика предполагает выявление трех основных стилей совладания: стиль, ориентированный на решение задачи, проблемы (проблемно-ориентированный стиль, или копинг) (ПОК); эмоционально-ориентированный стиль (ЭОК); и стиль, ориентированный на избегание (КОИ). Результаты исследования показали, что у иностранных студентов преобладает ПОК (51%), далее следует ЭОК (29%), а наименее «популярен» КОИ (20%).

Имеется ряд западных исследований, направленных на изучение копинг-стратегий иностранных студентов. Стоит отметить, что участники этих исследований также не были дифференцированы по культурной принадлежности. В одной из таких работ рассматривались копинг-стратегиистудентов, обучающихся на факультете экономики и менеджмента в Чешском агротехническом университете в рамках учебной программы «Государственное управление и региональное развитие» (n=177). В результате были выявлены возрастные различия и различия между группами студентов, занятых неполный (part-timestudents) и полный учебные дни по следующим стратегиям совладания: контроль ситуации, контроль реакции и положительное самообучение (Natovova, Chylova, 2012).

В исследовании австралийских авторов (Khawaja, Stallman, 2011) был использован качественный подход для понимания проблем, с которыми сталкиваются иностранные студенты (22 респондента). В ходе четырех фокус-групп у них были выявлены такие проблемы, как социальная изоляция, недостаточное владение английским языком, академические трудности, неудовлетворенные ожидания, проблемы тайм-менеджмента, культурный шок и психологический дискомфорт. Участники делились личным опытом и стратегиями, используемыми для совладания с трудностями. Их основные копинг-стратегии включали поиск дополнительной информации, выход из зоны комфорта, активное взаимодействие с носителями языка принимающей страны, практику социальных навыков, развитие навыков управления временем и посещение центра психологического консультирования при университете.

Китайские студенты выступили респондентами в ряде исследований (Cao etal., 2017, 2018). Для анализа данных, полученных из полуструктурированных интервью, использовалась методология согласованного качественного исследования (CQR). Выборку составили китайцы, обучающиеся в различных университетах мира. Авторы определили ряд академических стрессоров и дифференцировали их в соответствии с частотными метками. К таким стрессорам были отнесены академическая некомпетентность,культурный шок, стандарты обучения, межкультурная коммуникация. В результате было установлено, что основной источник социальной поддержки китайских студентов в обучении — это со-национальные сверстники. Т.е. именнокультура, а не академический контекст, сильно повлияла на поведенческиеособенности китайских студентов.

Несмотря на наличие некоторого ряда российских и зарубежных исследований, направленных на изучение стратегий адаптации иностранных студентов, следует отметить, что в большинстве из них респонденты не дифференцированы по национальности (в исследованиях российских авторов), не говоря уже о разделении по культурной специфике (в зарубежных исследованиях). Во-вторых, респондентами ряда российских исследований чаще всего выступают только китайские студенты. В-третьих, выборки немногочисленны. В-четвертых, в исследованиях не проведен анализ различий в копинг-стратегиях представителей разных культур.

Цель данной работы — выявление особенностей копинг-стратегий и различий в шкалах социокультурной адаптации иностранных студентов в зависимости от принадлежности к культуре.

Характеристика выборки

В качестве респондентов в данном исследовании выступили представители Китая, Узбекистана и Казахстана, обучающиеся в российских вузах (Пермь, Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Уфа, Казань, Саратов, Екатеринбург). Общее количество респондентов — 104 человека. Из них: 39 представителей Китая (15 мужчин, 24 женщины) в возрасте 18—24 лет (M=21); 28 представителей Узбекистана (16 мужчин, 12 женщин) в возрасте 18—25 лет (M=22); 37 представителей Казахстана (21 мужчина, 16 женщин) в возрасте 18—24 (M=21).

Рассмотрим культурную специфику респондентов.

Китайская культура характеризуется как высококонтекстуальная, реактивная, с преобладанием коллективизма и феминизма. В культурах такого типа используется очень много намеков, подтекста, фигуральных выражений и т.д. Следствиями этой особенности оказываются слабая информированность и большая потребность в дополнительных сведениях для понимания представителей других культур при общении. Высококонтекстуальную культуру отличают: невыраженная, скрытая манера речи, многозначительные и многочисленные паузы;большая роль невербального общения и умения «говорить глазами»;отсутствие открытого выражения недовольства при любых условиях и результатах общения (Льюис, 2001; Федотова, 2016; Юаньян, 2018).В китайской культуре наибольшее значение придается уважению, вежливости. Представители данного типа культуры интровертивны, молчаливы, почтительны, пунктуальны, ориентированы на задачу, избегают конфронтации, имеют едва уловимую жестикуляцию и мимику. К примеру, в исследовании Н.М. Лыковой и Р. Караведо Интриаго (2010) было выявлено, что студенты из Китая в период адаптации используют стиль поведения, в котором доминирует копинг-стратегия «поиск социальной поддержки». В другом исследовании, выборку которого составили китайские студенты РУДН, среди основных трудностей были выявлены языковой барьер, межкультурные взаимоотношения, психологические барьеры (Глебов, 2013). Один из самых сложных моментов в образовательномпроцессе китайских студентов — уровень знания ими русского языка. Большинство студентов (62.4%) всостоянии лишь объясняться по-русски. Немногие знают русский язык хорошо или хотя бы могут свободно читать (7 и 5% соответственно) (Там же). Китайскиестуденты РУДН стали респондентами еще одного исследования (Маслова, Шляхта, 2016). Авторами был применен опросник Л.В. Янковского «Адаптация личности к новой социокультурной среде», с помощью которого можно определить 6 показателей межкультурной адаптации. Авторы выявили, что стратегия интеграции, сочетающая в себе установкикак на сохранение своей культуры, так и на овладение новой культурой,является единственной стратегией, связанной с личной удовлетворенностью и, следовательно, благоприятной для адаптации (Там же).

О культурных особенностях представителей Узбекистана и Казахстана имеетсякрайне мало научных наблюдений. Культура Казахстана может быть описана как универсалистская (правила и законы применимы ко всем); коллективистская, аффективная (невербальное и вербальное отображение мыслей и чувств, прозрачность и выразительность в проявлении чувств; свободные потоки эмоций) и диффузная (Акижанова, Сатенова, 2013). Но как концептуализировать культуру и измерить ее в психологии? Большинство исследователей операционализируюткультуру как страну. Культура — это прежде всего ценности (Hofstede, 2001). Следовательно, культура реализуется через ценности, которые в свою очередь являются основой любой культуры. Среди ценностей казахского народа доминируют ценности толерантности, терпимости, уважения к старшим, коллективизма и патриотизма (Акижанова, Сатенова, 2013). Как отмечают В.В. Гриценко и М.Н. Ефремова (2017) в статье, направленной на изучение культурно-ценностной структуры сознания соотечественников как основы их адаптации в России, существует сходство в ценностных ориентациях соотечественников, переселяющихся из-за рубежа в РФ, и коренного российского населения. Анализ ценностных ориентаций представителей Азербайджана, Казахстана, Таджикистана, Узбекистана свидетельствует о культурно-психологической близости коренных жителей РФ и соотечественников из других стран СНГ) (Там же).

Можно предположить, что культуры Казахстана и Узбекистана — стран СНГ, много лет бывших республиками СССР, близки к культуре России.Каждая культура обладает специфическим набором ценностей, что находит отражение во всех сферах деятельности и жизнедеятельности индивида. Российская культура обладает специфическими особенностями и, безусловно, отличается от других мировых культур. В ряде исследований было продемонстрировано, что российская культура — это культура с высокой степенью избегания неопределенности, большой дистанцией власти, краткосрочной временнОй ориентацией и преобладанием коллективизма (Лебедева, Татарко, 2017; Федотова, 2016; Hall, 1983). Кроме этого российскую культуру можно охарактеризовать как полиактивную, с преобладанием коллективизма, полихронную и относящуюся к переходному типу по шкале коллективизм/индивидуализм(Льюис, 2001).

Методики

В качестве методического инструментария выступили два опросника: «Шкала социокультурной адаптации (пересмотренная)» (RevisedSocioculturalAdaptationScale— SCAS-R) (Wilson, 2013) и «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций» (StrategicApproachtoCopingScale— SACS) (Водопьянова, Старченкова, 2009).

Опросник «Шкала социокультурной адаптации» состоит из 21 утверждения. Степень согласия/несогласия с ними оценивается по 5-балльной шкале: 1 — абсолютно не согласен, 2 — скорее не согласен, 3 — не знаю,не уверен, 4 — скорее согласен, 5 — абсолютно согласен. Далее в соответствии с ключом подсчитывается балл по каждой из 5 шкал, содержащихся в методике и выделенных с помощью эксплораторного факторного анализа по методу главных компонент путем вращения корреляционной матрицы по типу varimax (межличностное общение, академическая адаптация, принадлежность к группе, экологическая адаптация, владение языком).  

Апробация и адаптация данной методики осуществлялась в докторской диссертации Дж. К. Уилсон (число респондентов больше 2000) (Wilson, 2013); в России методика использовалась в рамках исследования Н.М. Лебедевой, направленного на изучение взаимосвязи мотивации и стратегий адаптации россиян в Латвии (Рябиченко и др., 2015).

Опросник «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций» (Водопьянова, Старченкова, 2009) состоит из 54 утверждений. В соответствии с ключом подсчитываются баллы по 9 шкалам: «ассертивные действия», «вступление в социальной контакт», «поиск социальной поддержки», «осторожные действия», «импульсивные действия», «избегание», «непрямые действия», «асоциальные действия», «агрессивные действия». 

Результаты (анализ и обсуждение)

1. Доминирующие копинг-стратегии

Рассмотрим результаты по методике «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций» (Водопьянова, Старченкова, 2009).

Согласно ресурсной концепции С. Хобфолла, стратегическое направление преодолевающего поведения должно описываться посредством трех координат: ось просоциальной—асоциальной стратегии, ось активности—пассивности, ось прямое—непрямое (манипулятивное) действие (Водопьянова, Старченкова, 2009).

Из табл. 1,где отражены средние значения и стандартные отклонения по каждой переменной, видно, что у представителей стран СНГ наиболее выражены непрямая и пассивная стратегии преодоления, проявляющиеся в осторожной модели поведения и непрямых действиях. Им наименее свойственны такие модели поведения, как избегание и асоциальные действия. Избегание становится ведущей стратегией при формировании аддиктивного поведения. Это стратегия, направленная на совладание со стрессом, способствующая его редукции, но обеспечивающая функционирование и развитие индивида на более низком уровне. Таким образом, представителям Узбекистана и Казахстана, чью культуру можно охарактеризовать как полиактивную, полихронную, с переходным типом по шкале коллективизм—индивидуализм, наиболее свойственно тщательно взвешивать возможные варианты решений, экономить силы (без необходимости не выкладываться полностью), ничего не принимать на веру, стараться держать все под контролем. Респонденты, относящиеся к данному типу культуры, могут манипулировать окружающими, а для достижения своих целей иногда подыгрывать или подстраиваться под них. При этом у них крайне мало выражены асоциальные действия по отношению к другим людям. В то же время им в меньшейстепени свойственно откладывать решение проблемы в надежде, что она разрешится сама; избегать решительных действий, требующих большой напряженности и ответственности за последствия. Такие паттерны поведения, как доминирование личных интересов, демонстрация власти и превосходства для укрепления собственного авторитета и поиск слабостей других людей с целью использования их с выгодой для себя, мало выражены у представителей Казахстана и Узбекистана.

Таблица 1

Показатели стратегий преодоления у студентов из стран СнГ и китая (по методике «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций»)

Стратегии преодоления



Модель поведения (действия)



Студенты из стран СНГ



Студенты из Китая



Степень выражен- ности



Станд. откл.



Степень выражен- ности



Станд. откл.



Активная



Ассертивные действия



20.5



0.64



19.8



0.83



Просоциальная



Вступление в со- циальной контакт



22.5



0.95



26.2



0.90



Просоциальная



Поиск социальной поддержки



21.0



0.73



28.0



0.74



Пассивная



Осторожные действия



22.85



0.99



24.2



0.69



Прямая



Импульсивные действия



20.4



0.71



20.6



0.93



Пассивная



Избегание



19.65



0.68



22.6



0.84



Непрямая



Непрямые действия



23.25



0.82



20.0



0.61



Асоциальная



Асоциальные действия



19.95



0.90



24.58



0.85



Асоциальная



Агрессивные действия



21.05



0.82



22.16



0.75



Примечание. Жирным шрифтом выделены доминирующие стратегии преодоления; курсивом — стратегии преодоления с наименьшей степенью выраженности.

У студентов из Китая выявлено доминирование просоциальной копинг-стратегии, которая выражается в поиске социальной поддержки. Респонденты, относящиеся к данному типу культуры, объединяются с другими людьми для разрешения проблемы, советуются с родными, не стесняются обращаться за помощью. В трудные минуты для них важна эмоциональная поддержка родных людей. Такие модели поведения, как избегание и ассертивные действия, в меньшей степени свойственны респондентам из Китая. Им бывает трудно ответить отказом на чью-либо просьбу, они испытываютнеловкость, когда их хвалят и говорят комплименты. Им в меньшей степени свойственно манипулировать другими людьми, подыгрывать или подстраиваться под них, лукавить с целью достижения целей.

2.Особенности социокультурной адаптации

Первичный анализ данных по опроснику социокультурной адаптации Дж. Уилсонпозволил выявить минимальное, максимальное и среднее значения, стандартное отклонение по каждой переменной, а также различия по t-критерию Стьюдента (табл. 2).

У студентов из стран СНГ наиболее высокие баллы по академической (учебной) адаптации и самооценке уровня владения языком, меньше всего проблем вызывает экологическая адаптация, подразумевающая согласно методике адаптацию к уровню шума, плотности населения и ритму жизни. У представителей культуры данноготипа за счет схожести с российской культурой легче всего протекает языковая адаптация, а именно чтение и письмо на русском языке, а также общение с носителями языка принимающей страны. Также у респондентов легче протекает учебная адаптация, обозначающая успешное выполнение учебных обязанностей, групповую работу с другими студентами, получение обратной связи от преподавателей и одногруппников, предложение и обсуждение своих идей в учебной группе согласно манере, свойственной культуре принимающей стороны.

Таблица 2

Показатели по шкалам социокультурной адаптации у студентов из стран СнГ и китая (по методике Revised Sociocultural Adaptation Scale) (различия по t-критерию Стьюдента)


Шкалы



Студенты из стран СНГ



Студенты из Китая



Среднее



Min— Max



Ст. откл.



Cреднее



Min— Max



Ст. откл.



Межличностное общение



3.85



1—5



1.07



4.23



2—5



1.05



Учебная (академическая) адаптация



4.21**



3—5



0.75



3.20**



2—5



0.90



Наличие интересов и групповая вовлеченность



3.62



2—5



1.04



3.50



1—5



1.23



Экологическая адаптация



3.30



1—5



1.06



3.25



1—5



1.29



Уровень владения русским языком



4.35*



1—5



1.09



3.70*



2—5



1.10



Примечание. *** — различия достоверны на уровне р<0.001; ** — различия достоверны на уровне р<0.01; * — различия достоверны на уровне р<0.05.

Китайские респонденты имеют наибольшее количество баллов по шкале «межличностное общение». Это значит, что им свойственно принимать участие в общественной жизни, проявлять эмпатию, выстраивать и поддерживать взаимоотношения и менять свое поведение в зависимости от правил, норм, верований и отношений.

Значимые межкультурные различия были выявлены пошкалам «академическая адаптация» и «уровень владения языком». В исследованиях, проведенных ранее, было установлено, что языковой барьер является доминирующим среди основных барьеров адаптации китайских студентов. Один из самых сложных моментов в образовательномпроцессе китайских студентов — уровень знания ими русского языка (Глебов, 2013; Юаньян, 2018).

Выводы

  1. У представителей стран СНГ, чья культура схожа с российской по критериям полиактивности, коллективизма и полихронности, доминируют непрямая и пассивная (осторожная модель поведения) копинг-стратегии. В то время как у студентов из Китая, чью культуру можно охарактеризовать как высококонтекстуальную, реактивную, с преобладанием коллективизма и феминизма, доминирует просоциальная стратегия поведения, выражающаяся в поиске социальной поддержки и вступлении в социальный контакт.

  2. Стратегия «поиск социальной поддержки» — один из самых мощных копинг-ресурсов. Социальная поддержка смягчает влияние стрессоров на организм и тем самым сохраняет здоровье и благополучие человека. Она может иметь не только позитивный, но и негативный эффект, например проявляться в выраженной экстернальной позиции, межличностной зависимости или такой защитной функции, как конфлюэнция.

  3. По шкалам социокультурной адаптации имеются различия между группами в академической адаптации и уровне владения русским языком. Представители высококонтекстуальной и реактивной культуры (китайские студенты) труднее адаптируются к особенностям обучения и требованиям российской высшей школы.

  4. Академическая адаптация включает в себя не только успешность выполнения учебных обязанностей и соблюдение правил и требований преподавателей, но и групповую работу с другими студентами, получение обратной связи от преподавателей и одногруппников, позиционирование себя в учебной группе. Соответственно данные паттерны поведения также вызывают затруднения у китайских студентов.

Заключение

Представленное исследование перспективно в свете изучения роли культурного фактора в формировании адаптационных механизмов иностранных студентов. Дальнейшее изучение данной проблемы позволит сформировать список практических рекомендаций для создания более комфортной и безопасной образовательной среды для обучения иностранных студентов. Выявленные различия в копинг-стратегиях и механизмах адаптации позволят разработать и апробировать программы социально-психологической адаптации иностранных студентов к условиям образовательной среды российского вуза. 

Список литературы

Акижанова Д.М., Сатенова С.К. Культурные ценности казахского народа и деловые переговоры в Казахстане //  Перспективы науки и образования. 2013. № 5. С. 195—201.

Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. 2-е изд. СПб.: Питер, 2009.

Глебов В.В. Китайский студент в российской столице: социообразовательная адаптация // Азия и Африка сегодня. 2013. № 1. С. 49—52.

Гриценко В.В., Ефремова М.Н. Культурно-ценностная структура сознания соотечественников как основа их адаптации в России // Институт психологии Российской академии наук. Социальная и экономическая психология. 2017. Т. 2. № 4. С. 106—128.

Жданова С.Ю., Печеркина А.В. Технологии формирования толерантного отношения к иностранным студентам // Проблемы гражданского единства Российской нации: Материалы к межрегиональной научно-практической конференции-диалогу «Актуальные проблемы укрепления единства Российской нации (философско-культурологические, этно-профессиональные и психолого-педагогические аспекты)» (Пермь, 10—11 ноября, 2016). Пермь: Пермский гос. ин-т культуры, 2016. С. 175—184.

Краюшкина Н.А. Социально-психологическая адаптация к менеджерской деятельности и копинг-стратегии у студентов в период прохождения практики // Вестник МГЛУ. 2014. № 16 (702). С. 88—96.

Лебедева Н.М., Татарко А.Н. Проверка трех гипотез межкультурного взаимодействия в России и на постсоветском пространстве: метаанализ // Межкультурные отношения на постсоветском пространстве / Под общ. ред. Н.М. Лебедевой. М.: Менеджер, 2017. С. 383—412.

Лыкова Н.М., Караведо Интриаго Р. Стили совладающего поведения латиноамериканскихи китайских студентов в период адаптации к условиям новой социокультурной среды // Вестник РУДН. Сер. Психология и педагогика. 2010. № 1. С. 42—47.

Льюис Р.Д. Деловые культуры в международном бизнесе. От столкновения к взаимопониманию / Пер. с англ. 2-е изд. М.: Дело, 2001.

Маслова О.В., Шляхта Д.А. Об особенностях межкультурной адаптации китайских студентов в России // Теоретические проблемы этнической и кросскультурной психологии: Материалы VМеждународной научной конференции (Смоленск, 27—28 мая 2016 г.) / Отв. ред. В.В. Гриценко. Смоленск: Изд-во Смоленского гуман. ун-та, 2016. Т. 2. С. 104—107.

Петрова С.М., Леонтьева М.М. Механизмы защиты и копинг-стратегии иностранных студентов в процессе их адаптации в вузе // Интерактивный подход к психологии человека и социальному взаимодействию людей: Материалы VII Всероссийской научно-практической конференции (Санкт-Петербург, 12—14 апреля 2017 г.). Санкт-Петербург: РГПУ им. А.И. Герцена, 2017. С. 333—338.

Рябиченко Т.А., Лебедева Н.М., Плотка И.Д. Влияние мотивации к этнокультурной преемственности и стратегий аккультурации родителей на аккультурацию детей в русских семьях Латвии // Культурно-историческая психология. 2015. Т. 11. № 2. С. 68—79.

Тарасова Л.Е. Выбор копинг-стратегий как механизм преодолевающей адаптации // Конфликты в современном мире: международное, государственное и межличностное измерение: Материалы V Международной научной конференции (Саратов, 08 апреля 2016 г.). С. 940—945.

Федотова В.А. Влияние ценностей на отношение к инновациям у представителей разных поколений россиян. СПб.: ИД «Сциентиа», 2016.

Черемисина Д.С. Копинг-стратегии социально-психологической адаптации подростков группы риска // Социальное партнерство в деятельности психолога: теория и практика: Материалы Международной научно-практической конференции (Тольятти, 15—17 мая 2015 г.). Тольятти: Тольяттинский гос. ун-т, 2015. С. 110—116.

Юаньян В. Эмоциональный интеллект и социально-психологическая адаптация иностранных студентов в Российских вузах // Педагогическая психология. 2018. № 2. С. 65—71.

Cao C., Meng Q., Shang L. How can Chinese international students’ host-national contact contribute to social connectedness, social support and reduced prejudice in the mainstream society? Testing a moderated mediation model // International Journal of Intercultural Relations. 2018. Vol. 63. P. 43—52. DOI: 10.1016/j.ijintrel.2017.12.002

Cao C., Zhu C., Meng Q. Predicting Chinese international students’ acculturation strategies from socio-demographic variables and social ties // Asian Journal of Social Psychology. 2017. Vol. 20. P. 85—96. DOI: 10.1111/ajsp.12171

Hall E.T. The Dance of Life: The other dimension of time. N.Y.: Doubleday, 1983.

Hofstede G. Culture’s consequences: Comparing values, behaviors, institutions and organizations across nations. Thousand Oaks, CA: Sage, 2001.

Khawaja N., Stallman H. Understanding the coping strategies of international students: A qualitative approach // Australian Journal of Guidance and Counseling. 2011. Vol. 2. P. 203—224. DOI: 10.1375/ajgc.21.2.203

Natovova L., Chylova H. Coping strategies adopted by university students — Part II: Role Conflict and Age // Journal on Efficiency and Responsibility in Education and Science. 2012. Vol. 5. N 4. P. 226—238. DOI: 10.7160/eriesj.2012.050405 

Wilson J. Exploring the past, present and future of cultural competency research: The revision and expansion of the sociocultural adaptation construct: Unpublished Doctoral Dissertation. Wellington (New Zealand): Victoria University of Wellington, 2013. 

Для цитирования статьи:

Жданова С.Ю., Федотова В.А. Копинг-стратегии как механизмы адаптации иностранных студентов к условиям российской образовательной среды. // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2018. — №4 — с.89-105

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Контакты
Вестник Московского университета. Серия 14. Психология, 2006 - 2019


Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер