ISSN 0137-0936 (Print)
ISSN 2309-9852 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск

Толочек В.А. Феномен психологических ниш в пространстве спортивной деятельности. // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2017. — №2 — с. 30-45

Автор(ы): Толочек В. А.;

Аннотация

В статье рассматриваются социальные, психологические и биологические детерминанты деятельности и успешности спортсменов; описывается феномен выделения психологических ниш на модели спорта. Наряду с литературными источниками анализируются материалы собственного обследования более 150 спортсменов-единоборцев высших разрядов (борцов вольного стиля, классического и дзюдо), результаты включенного наблюдения и опросов тренеров высшей категории (12 чел.). 

Исследование показало, что в спорте высших достижений систематически проявляются эффекты совместной деятельности субъектов, способствующие тому, что спортсмены с теми или иными индивидуально-психологическими особенностями выбирают определенный вид спорта, закрепляются в нем и достигают успеха. В разных видах спорта и специализациях сохраняется устойчивая пропорция представителей разных типов телосложения, свойств нервной системы, функциональной асимметрии, личностных качеств, стилей деятельности, как и характерный для каждого типа диапазон успешности в состязаниях. Формируемые у спортсменов типовые стили деятельности ориентированы на актуализацию разных устойчивых сегментов «пространства деятельности». Эти эффекты, детерминированные взаимодействием социальных, психологических и биологических условий, названы «психологическими нишами». Приведены характерные особенности психологических ниш у спортсменов: упорядоченность взаимодействий в пространстве и времени; ограниченное множество взаимодополняющих типов адаптации в динамичной среде; адаптация к части условий среды как достаточное и необходимое условие спортивной успешности; склонность к овладению типовыми операциональными комплексами (системами, блоками действий); ориентация на типичные особенности партнеров и условия среды; успешность при взаимодействии с типичными партнерами (соперниками) и др.

Разделы журнала: Теоретические исследования;

PDF: /pdf/vestnik_2017_2/vestnik_2017-1_2_Tolochek.pdf

Поступила: 28.06.2017
Принята к публикации: 19.07.2017
Страницы: 30-45
DOI: 10.11621/vsp.2017.02.29

Ключевые слова: пространство спортивной деятельности; психологические ниши; социальные, психологические и биологические детерминанты успешности спортсменов;

Доступно в on-line версии с 10.09.2017

В социальной психологии тема взаимодействия представителей разных социальных групп не является центральной (если судить по содержанию учебников по этой дисциплине 2000-х гг.). Однако на модели спорта высших достижений в 1970—2000-х гг. накоплен достаточно обширный эмпирический материал, позволяющий аргументированно обсуждать проблему распределения взаимодействующих субъектов (личностей, индивидуальностей) в социальном пространстве. Этот феномен мы условно называем феноменом психологических ниш.

Взаимодействия субъектов в социальном пространстве

В социально-психологических исследованиях совместная деятельность людей чаще представлена как имеющая одну цель для всех ее участников (Журавлев, 1988; Петровский, 1982; и др.). Эта позиция часто приводит к необоснованным выводам — о ценностном единстве функционирующей группы, о «снятии» системой более высокого уровня некоторых свойств и закономерностей нижележащих уровней и т.п. (Журавлев, 1988; Петровский, 1982; Чернышев, 2016). Между тем остаются малоизученными эффекты, порождаемые именно взаимодействиями субъектов, имеющих разные цели, даже когда речь идет об описании их совместной деятельности. В фокус внимания ученых чаще попадает активность лишь одного изучаемого субъекта, одной группы, реже — всех участников совместной деятельности, еще реже — условия среды и крайне редко — множество реалий окружения. Поэтому, пожалуй, наибольший интерес представляет процессуальная, динамичная развертка взаимодействий людей в их совместной деятельности, закрепление их типичной активности в конфигурациях динамичного пространства деятельности (Толочек, 1996, 2015; Толочек, Краюшенко, 1998). Рассматриваемый вопрос достаточно зрело представлен в работах, выполненных в русле параметрической теории малых социальных групп (Сидоренков и др., 2011; Чернышев, 2016). Но и эти исследования проведены на учебных группах, которые отличаются тем, что (1) существуют краткосрочно, сравнительно изолированно от жизнедеятельности других реально взаимодействующих с ними социальных групп; (2) не включены в реальные конкурентные отношения с другими социальными группами; (3) состоят из молодых людей, которые в силу возраста имеют ограниченный спектр жизненный целей.

Наиболее адекватный материал для разностороннего анализа темы совместной деятельности мы находим в сфере спорта. В проведенных нами исследованиях участвовали более 150 спортсменов-единоборцев высших разрядов (борцы вольного стиля, классического и дзюдо), а также 12 экспертов, в качестве которых привлекались тренеры высшей категории. Использовались следующие методы: 1) включенное наблюдение (работа в качестве практического психолога в командах и спортивных коллективах); 2) психодиагностика с применением экспресс-методик изучения типологических свойств нервной системы Е.П. Ильина (1979), тест-опросников Г. Айзенка и Р.Б. Кеттелла (Практикум, 2003); 3) для изучения особенностей стилей деятельности борцов использовалась авторская методика «Стили деятельности» (Толочек, 2015).

Спорт высших достижений как модель изучения феномена психологических ниш

Взаимодействия людей в «своих» и в «чужих» группах наиболее рельефно представлены в спорте высших достижений вследствие его особенностей: 1) Соперничество людей в спорте ярко выражено; оно не замалчивается, не табуируется, не камуфлируется благовидными мотивировками. 2) Есть один результат встречи соперников, четко и дифференцированно фиксируемый. 3) Предельное напряжение физических и психических возможностей в процессе взаимодействия соперников. 4) Высокая личностная значимость исхода их борьбы. 5) Короткий период встречи соперников. 6) Сравнительно короткий период жизни человека в спорте; все стадии субъектогенеза отчетливо выражены (от начала овладения им данной деятельностью до ее завершения). 7) Четкие и дифференцированные оценки успешности спортсмена на всех этапах его карьеры (мера прогресса в разном возрасте, результаты в турнирах, меры изменения деятельности в разных ситуациях, связи эффективности деятельности с состоянием внешней и внутренней среды).

Анализируя материалы литературных источников, можно выделить ряд интересных фактов. Так, в независимых дифференциально-психологических исследованиях систематически отмечается неравная успешность в спорте лиц с разными индивидуально-психологическими особенностями (Ильин, 2008, 2009; Огуренков, Родионов, 1975; Родионов, 1983; Толочек, 2015; и др.). Достаточно изучены факты различия пропорций частей тела индивидов (длины тела, ног и рук, бедра и голени), предпочитающих те или иные виды спорта, а в границах вида — разные специализации, амплуа, стили деятельности, технические действия и тактико-технические комбинации. В каждом виде спорта есть свои «типичные» и «нетипичные» представители. Первых больше, вторых меньше, но соотношение спортсменов разных типов удивительно устойчиво. Индивиды с разными типами телосложения, как правило, различаются по спортивным результатам. Одни из них чаще достигают высоких результатов, другие реже (Ильин, 2008; Мартиросов и др., 2006; Никитюк, 1999; Родионов, 1983; и др.).

Примечательны и факты своеобразного распределения индивидов как в границах одного вида спорта, так и в рамках одной специализации в зависимости от их психофизиологической организации. Так, например, в фехтовании на рапирах и на шпагах преобладают лица со слабой нервной системой, подвижностью возбуждения, уравновешенностью по внешнему и внутреннему балансу возбуждения/торможения, тогда как в фехтовании на саблях большинство составляют люди с сильной нервной системой, инертностью возбуждения; в спортивной гимнастике чаще встречаются спортсмены с сильной нервной системой, инертностью возбуждения и торможения, уравновешенностью по внешнему и внутреннему балансу нервных процессов; в художественной гимнастике — со слабой нервной системой, инертностью возбуждения и торможения (Ильин, 2008). Добавим сюда и факты разной динамики активности лиц с разными типологическими особенностями. Например, в спортивных играх: в начале встречи более активны и результативны представители одного типа, в середине — второго, в завершении — третьего; в ситуации успеха более надежны и эффективны одни, в случае неуспеха — другие (Ильин, 2008; Родионов, 1983; Шигаев, 2012).  

Согласно нашим данным, и в спортивной борьбе имеет место асимметрия предпочтений специализации в зависимости от психофизиологии человека, аналогичная констатируемой Е.П. Ильиным на моделях циклических, сложно координированных и игровых видов спорта. Так, среди борцов-классиков преобладают индивиды со слабой нервной системой, инертностью или слабой подвижностью возбуждения, уравновешенностью или преобладанием торможения по внешнему и внутреннему балансу; среди борцов-вольников — лица с сильной нервной системой, средней и высокой подвижностью возбуждения, средней подвижностью или инертностью торможения, уравновешенностью по внутреннему балансу; среди борцов-дзюдоистов — индивиды со слабой нервной системой, инертностью возбуждения, средней подвижностью торможения, уравновешенностью или преобладанием внешнего возбуждения и внутреннего торможения (Толочек, 2015).

Примечательны и факты устойчивой пропорции спортсменов с той или иной функциональной асимметрией (например, левшей и правшей в боксе, в фехтовании), равно как и их типичной результативности (Ильин, 2008; Москвин, Москвина, 2011; Огуренков, Родионов, 1975). В ряде исследований, проведенных разными учеными, отмечается специфичное для каждого вида спорта смещение профилей личностных черт, большая или меньшая акцентуация черт личности у выдающихся спортсменов (Родионов, 1983; Сопов, 2010; Толочек, 2015; Шигаев, 2012).

Проявлением своеобразного позиционирования в пространстве деятельности можно считать и переходы спортсменов в другую весовую категорию (что позволяет уйти от неудобного основного соперника, использовать другую типовую тактику). Так, например, в начале спортивной карьеры были разведены: братья С. и А. Белоглазовы — будущие олимпийские чемпионы и многократные чемпионы мира по вольной борьбе; чемпион мира и Олимпийских игр В. Невзоров и его основной соперник, второй призер тех же турниров В. Двойников; двукратный чемпион мира Г. Веричев и более успешно выступавший в юношеских и юниорских турнирах А. Шуров. По мнению экспертов, именно такие переходы, иногда даже связанные с перенапряжением отдельных физиологических функций, в целом обеспечили успешную дальнейшую карьеру каждого из спортсменов.

Аналогами феномена психологических ниш нужно признать выбор и закрепление того или иного амплуа за спортсменом в спортивных играх (многие выдающиеся спортсмены заявили о себе именно в данном амплуа и едва ли могли бы добиться такого же успеха в других амплуа), а также становление своеобразного стиля деятельности (Ильин, 2008; Родионов, 1983; Сопов, 2010; Толочек, 2017; Шигаев, 2012).

Анализ литературного материала дополним имеющимся в нашем распоряжении эмпирическим материалом — данными обследования членов детско-юношеских и молодежных сборных команд и сборных команд основного состава по классической борьбе, вольной, дзюдо.

В наших исследованиях выделяются 3, 4 или 6 типовых стилей деятельности, основные признаки которых воспроизводятся другими специалистами на моделях разных видов спорта и разных видов труда (Ильин, 2008, 2009; Родионов, 1983; Толочек, 1996, 2015, 2017; Толочек, Краюшенко, 1998; и др.). Первые два основных стиля отражают два полярных типа адаптации субъектов к требованиям деятельности и среды — типы «реактивной» и «превентивной» адаптации (по: Климов, 1969): стили одних субъектов формируются согласно логике деятельности и изменяются при изменении ее условий; стили других создаются посредством разных подстроек, дополнительных контуров управления условиями деятельности, приводя динамичные условия к оптимальному варианту.

В разных видах спорта исследователи фиксируют устойчивую пропорцию представителей разных типовых стилей: 40—30—20—10%. Это соотношение отражает разную успешность спортсменов: первые чаще достигают высоких результатов, вторые реже, третьи и четвертые остаются аутсайдерами. В разных видах спорта успешными могут быть лица с разными индивидуальными особенностями, но в каждом конкретном виде, как правило, более успешны субъекты с определенными комплексами индивидуально-психологических особенностей, уровень развития которых находится в оптимальных границах для данной деятельности (см. обзоры: Ильин, 2008, 2009; Толочек, 2015, 2017). При этом представители разных стилей учитывают разные признаки соперника, отражающие его разные качества, разные стороны физической, тактико-технической и психологической подготовленности. Образно говоря, одни спортсмены настроены и ориентированы на одни сегменты пространства деятельности, другие — на вторые, третьи — на третьи. Целостное пространство деятельности как бы существует в совокупности его сравнительно независимых сегментов (см. обзор: Толочек, 2015).

Само название — спортивное единоборство — отвлекает внимание исследователя от признания важных реалий. Ключевым условием каждой развитой деятельности следует признать ее сущность как совместной деятельности субъектов, по-разному организованной и по-разному функционирующей на разных ее уровнях, в разных ее сегментах. Выделяя собственно взаимодействие субъектов (центральную тему нашего анализа), выделим и несколько его уровней. Наиболее тесные связи (в психофизиологическом, личностном и социальном плане) складываются между тренером и его воспитанником [1Второй уровень — это систематические активные взаимодействия с партнерами — спортсменами (молодыми и ветеранами), членами команды, врачами, массажистами, психологом, роль которых, несомненно, велика [2]. Третий уровень — активные взаимодействия с соперниками — своеобразными партнерами по совместной деятельности. Все решается в личной встрече двух противников. Четвертый уровень — активность судей, администраторов, болельщиков, т.е. групп людей, чью роль сложно объективно фиксировать и часто ее недооценивают (в случае успеха спортсмена) или гипертрофируют (в случае неуспеха). Но, несомненно, спортсмены и окружающие влияют друг на друга (иначе люди не участвовали бы в этих мероприятиях, хотя и с разными ролями, не ходили на стадионы, не покупали бы билеты).

Едва ли нужно отрицать наличие вышеназванных уровней в организации спортивной деятельности. И едва ли правомерно признавать только лишь их одностороннее влияние на деятельность и личность спортсмена. Разумнее признать их взаимное влияние друг на друга, активное участие всех сторон в формировании не только процесса отдельного выступления спортсмена, но и самого пространства его деятельности.

Психологические ниши в спорте

Наиболее изученным аспектом проблемы устойчивого распределения в пространстве деятельности ее субъектов будем считать роль биологических детерминант, и в первую очередь природной одаренности человека как фактора успешности в разных видах спорта. Предпочтение разных технических и тактико-технических действий зависит от анатомо-морфологических, психофизиологических и личностных особенностей человека. Сложность состоит в комплексной экспликации роли этих особенностей в объяснении как самих механизмов, так и взаимодействия социальных, психологических и биологических факторов, влияющих и даже определяющих характер распределения в социальном пространстве взаимодействующих субъектов совместной деятельности.

В отношении феномена биологической ниши решающими выступают факторы кормовой базы особей разных видов, варианты их гнездования и т.п. Понятно, что детерминанты психологической ниши иные. Понятно, что преимущества спортсмена в физической форме (силовой подготовленности) будут побуждать к использованию атакующего стиля; преимущества в выносливости (функциональной подготовленности) — темпового; в ловкости и координированности — игрового и контратакующего стиля. Но что еще может влиять на аналогичное распределение людей в социальном пространстве, в частности в пространстве одного вида спорта? Почему в сходных на первый взгляд видах (фехтование на шпагах (рапирах)/на саблях, бег на 100—200 м/на 400—800 м, спортивная/художественная гимнастика, вольная/классическая борьба, метание копья/молота (ядра), прыжки в воду/на батуте и т.п.) доминируют лица с противоположными типологическими комплексами?

Что может влиять на становление психологической ниши помимо стабильных особенностей человека (его психофизиологической и личностной организации)? Это сочетание типичных психофизиологических состояний и структур эмоциональных переживаний человека, проявляющихся в типичных же, преимущественно используемых частях пространства деятельности и стратегий достижения социального успеха, т.е. согласованность разных процессуальных аспектов деятельности, определяемых биомеханикой движений, доминирующими механизмами окисления, познотоническими реакциями и пр. Даже небольшое смещение продолжительности интенсивной деятельности по времени (10—20, 40—60, 120—180 секунд или более) приводит не к незначительным изменениям в биомеханике движений, а к переходу организма на разные физиологические режимы (креатин-фосфатный, гликолитический, алактатный/лактатный или аэробное окисление), обеспечивающие эту деятельность и порождающие разные психофизиологические состояния и соответственно эмоциональные переживания.

Действительно, есть близкие виды деятельности, или специализации: короткий /длинный спринт; фехтование на шпагах (рапирах)/на саблях; вольная/классическая борьба; в спортивной борьбе и в боксе — полутяжелая/тяжелая весовая категория и т.п. Принципиальное различие между ними в следующем: ведущие, ключевые способности, требуемые для успешности субъекта (в данном случае моторные — координационные, силовые, скоростные, функциональные), в соседней специализации дополняются или, напротив, конкурируют со способностями других групп (в данном случае, находящихся в зависимости от задатков, в том числе от психофизиологической организации индивида, типичных психофизиологических состояний, и структур волевых качеств личности и пр.). Помимо собственно результативности важную роль играют и процессуальные аспекты деятельности. Могут быть более или менее приемлемые или неприемлемые эмоциональные состояния, возникающие в процессе деятельности (на тренировках, на соревновании, во взаимодействиях с партнерами). Так, принципиальное различие между фехтованием на шпагах (рапирах) и на саблях в том, что в последнем виде наносятся не только уколы, но и удары клинком (на каждой тренировке, на каждом турнире!). Следовательно, важным фактором выбора вида спорта и специализации в нем становятся болевые пороги индивида (у лиц с сильной и инертной нервной системой они выше). Слабость и подвижность нервных процессов способствуют развитию координационных способностей, у таких фехтовальщиков лучше техника и тактика, что дает им заметные преимущества. Тем не менее объяснимо, почему они чаще меняют специализацию с сабли на шпагу или рапиру. Итак, согласимся, что близкие специализации могут требовать не только различающихся профессионально важных качеств, но и разных задатков (нередко в чем-то противоположных), выступающих их биологическими (психофизиологическими) предпосылками (вспомним работы Б.М. Теплова, В.Д. Небылицына и др.).

Вольная борьба более «жесткая» и вероятность получения травм в ней выше, чем в классической борьбе и в дзюдо. Занятия спортивной гимнастикой сопряжены с постоянным риском получения тяжелой травмы (что менее вероятно в гимнастике художественной). Поэтому важную роль играют не только собственно координационные способности, обещающие юному спортсмену быстрый прогресс, но и отношение человека к риску, к физической боли (также зависящее от его психофизиологии). Следовательно, лица со слабой нервной системой, с подвижностью нервных процессов будут предпочитать дзюдо и классическую борьбу, а не вольную, художественную гимнастику, а не спортивную.

В коротком спринте (100—200 м) решающими выступают скоростные качества бегуна (развитию скоростных способностей способствуют слабость и подвижность нервных процессов как задатки этих способностей). В длинном спринте (400 м) и на средних дистанциях (800—1500 м) в процессе бега возникает большая кислородная задолженность, вызывающая крайне неблагоприятные состояния человека. Лица с сильной и инертной нервной системой легче их переносят, они более терпеливы. Объяснимо, что в опыте апробирования себя на разных дистанциях, в балансе результативных и процессуальных факторов люди чаще перемещаются к тем или иным специализациям в границах вида спорта. Таким образом, в стихийном распределении спортсменов по специализациям наряду с собственно профессиональными способностями (координационными, скоростными, силовыми и др.) важную роль будут играть и регуляционные качества, обеспечивающие процессуальные аспекты деятельности (например, способность терпеть боль, кислородную задолженность и т.п.), полноправно входящие в содержание профессионально важных качеств спортсмена.

Различие психофизиологических комплексов, типичных для деятельности спортсменов, выражается и в различиях их типичных эмоциональных состояний. Разная «музыка эмоций» более приемлема для одних и менее для других (Додонов, 1987; Дорфман, 1989). Последнее, в частности, находит свое отражение и в различии установок на поединок у спортсмена с разными психофизиологическими особенностями: для «сильных» и «инертных» типичны такие, как «Разорвать!», «Подавить!», тогда как для «слабых» и «подвижных» — «Обмануть», «Вынудить противника сделать так-то», «Переиграть», «Показать красивую борьбу». В разных видах спорта и соперничество имеет разную эмоциональную окраску. Очевидно, что жесткое контактное противоборство (единоборство на ковре, на ринге) не тождественно соперничеству на дорожке, в секторе; оно не тождественно и командному соперничеству в контактных спортивных играх, тем более соперничеству в играх «через сетку».

Применительно к спорту высших достижений следует говорить о распределении людей по специализациям и видам спорта как о выборе и как о формировании у них оптимального стиля деятельности (адекватного не только лишь психофизиологически, как это трактовалось первоначально, но и социально-психологически-биологически). Характерное для разных видов спорта распределение представителей разных стилей (в соотношении 40—30—20—10%) можно понимать так: в каждом виде спорта есть наиболее адекватный для его требований и соответственно доминирующий психофизиологический тип спортсменов, у которых формируется стиль деятельности, адекватный их психофизиологии. Этот доминантный тип своеобразно дополняет другой, субдоминантный тип спортсменов, чаще противоположный первому как по психофизиологической организации, так и по стилю деятельности. В пространство, не «занятое» и не актуализированное представителями первых двух основных стилей, «вписываются» спортсмены третьего типа с характерным для них третьим стилем. С учетом позиционирования в пространстве деятельности представителей наиболее доминирующих в пропорции стилей формируют свои стили спортсмены с четвертым (пятым, шестым) вариантом нетипичной для данного вида психофизиологической организации. Например, если доминируют представители атакующего стиля, значит, будет и известная доля успешно выступающих представителей контратакующего (контратакующего-игрового) стиля, научившихся успешно использовать избыточную активность атакующих. Представителей атакующего-темпового и атакующего-силового стиля могут логично дополнять спортсмены контратакующего-игрового и защитного стилей, использующие в своих целях активность спортсменов атакующего стиля.

Спорт высших достижений — это совместная деятельность, организованная и поддерживаемая активностью всех так или иначе взаимодействующих партнеров, дополняющих друг друга, достраивающих эту деятельность до ее завершенной совместности, до ее очевидной целостности. Так, например, представители атакующего стиля предпочитают малоподвижного и обороняющегося соперника; носители контратакующего стиля — среднеподвижного и атакующего; представители темпового стиля — высокоподвижного и атакующего соперника. В этом достраивании, дополнении до целостности нам видится объяснение того принципиального факта, что в каждом виде деятельности (спортивной, трудовой) мы наблюдаем не бессчетное количество разных типов (стилей, психофизиологических комплексов, личностных профилей), а лишь 3—6. Природа не позволяет себе незавершенности, содержания лакун, не заполненных активностью жизни, «ожидания» ее каких-то недостающих частей. Пространство деятельности всегда так или иначе освоено, «укомплектовано» взаимодействующими субъектами, отношения и активность которых четко организованы и согласованы. В отношениях людей в социальных группах это реализуется как комплементарность (для достижения которой бывает достаточно и двух партнеров).

Заключение

Резюмируем сущностные свойства психологических ниш, обнаруженные на модели спортивной деятельности. Эти свойства таковы: 1) упорядоченность в пространстве и времени взаимодействий субъектов, представителей разных социальных групп; 2) проявление ограниченного числа взаимодополняющих типов адаптации субъектов в динамичной среде; 3) адаптация субъектов к части условий среды как достаточное и необходимое условие их успешности; 4) выбор типовых ценностных ориентаций, смыслов (составляющих «вершинной психологии» личности) в связи с психофизиологической организацией человека (составляющих его «глубинной психологии»), поддерживающих устойчивое позиционирование субъектов в определенной части пространства деятельности; 5) проявление взаимосвязи социальных, психологических и биологических механизмов адаптации взаимодействующих людей в социальной среде; 6) преобладающие проявления не единичного, а особенного, типичного в: а) траекториях движения субъектов в социальном пространстве (в пространстве деятельности, в частности); б) занятии ими устойчивых позиций во времени и пространстве; в) склонности субъектов к овладению операциональными комплексами (системами, «блоками» действий); г) успешности субъектов при типичных условиях деятельности, неуспешности — при нетипичных; д) ориентации на типичные особенности партнеров (учитываемые признаки), на типичные «ориентировочные основы деятельности» (по П.Я. Гальперину); е) успешности при взаимодействиях с типичными партнерами (соперниками).

Предложенное выше понимание психологических ниш как частей пространства спортивной деятельности соответствует трактовке феномена пространства отечественными психологами. Так, например, А.А. Бодалев (1996) и Л.В. Куликов (2013) в описании пространства (социального, социально-психологического, личностного) используют такие характеристики, как объем, широта, освоенность, дифференцированность, мера связанности его частей, активность или энергийность человека. «…Чем выше уровень энергии, тем большим (в тенденции) может быть объем … ресурсов и их упорядоченность, тем больше объем освоенного пространства» (Там же, с. 99).

Обобщая, констатируем: есть множество надежно установленных научных фактов, подтверждающих важную роль социальных, социально-психологических, психологических и биологических детерминант в распределении субъектов по видам спорта, специализациям, стилям и т.п., влияющих также и на успешность выступления спортсменов. И если биологические и психологические детерминанты можно считать достаточно изученными, то социальные еще должны стать предметом систематических исследований.

Список литературы

Бодалев А.А. Психология общения. М.; Воронеж: Изд-во МРСИ, 1996.

Журавлев А.Л. Совместная деятельность как объект социально-психологического исследования // Совместная деятельность: методология, теория, практика / Под ред. А.Л. Журавлева, П.Н. Шихирева, Е.В. Шороховой. М.: Наука, 1988. С. 19—36.

Додонов Б.И. В мире эмоций. Киев: Политиздат Украины, 1987.

Дорфман Л.Я. Индивидуальный эмоциональный стиль // Вопросы психологии. 1989. № 5. С. 88—95.

Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология физического воспитания. Ярославль: Изд-во ЯрГУ, 1979.

Ильин Е.П. Дифференциальная психология профессиональной деятельности. СПб.: Питер, 2008.

Ильин Е.П. Психология спорта. СПб.: Питер, 2009.

Климов Е.А. Индивидуальный стиль деятельности в зависимости от типологических свойств нервной системы. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1969.

Куликов Л.В. Общенаучные категории в отечественной психологии. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2013.

Мартиросов Э.Г., Николаев Д.В., Руднев С.Г. Технологии и методы определения состава тела человека. М.: Наука, 2006.

Москвин В.А., Москвина Н.В. Межполушарные асимметрии и индивидуальное развитие человека. М.: Смысл, 2011.

Никитюк Б.А. Интегративные подходы в возрастной и спортивной антропологии. М.: Изд-во ИП РАН, 1999.

Огуренков В.И., Родионов А.В. Двигательная асимметрия в боксе по показателям психомоторики // Теория и практика физической культуры. 1975. № 6. С. 15—17.

Петровский А.В. Личность, деятельность, коллектив. М.: Политиздат, 1982.

Практикум по дифференциальной психодиагностике профессиональной пригодности / Под общ. ред. В.А. Бодрова. М.: ПЕР СЭ, 2003.

Родионов А.В. Влияние психологических факторов на спортивный результат. М.: Физкультура и спорт, 1983.

Сидоренков А.В., Захарченко Н.А., Сидоренкова И.И. Социально-психологические теории малой группы. М.: Вузовская книга, 2011.

Сопов В.Ф. Теория и методика психологической подготовки в современном спорте. М.: Физкультура и спорт, 2010.

Толочек В.А. Стили профессиональной деятельности: организация компонентов и взаимодействий субъектов // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология. 1996. № 3. С. 51—60.

Толочек В.А. Стили деятельности: ресурсный подход. М.: Изд-во ИП РАН, 2015.

Толочек В.А. Психология труда. 2-е изд., доп. СПб.: Питер, 2017.

Толочек В.А., Краюшенко Н.Г. Психологические факторы специализации и успешности в видах охранной деятельности// Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология. 1998. № 3. С. 52—63.

Чернышев А.С. Параметрическая теория малых групп и коллективов: исходные положения и тенденции развития // Психологический журнал. 2016. Т. 37. № 6. С. 15—25.

Шигаев А.С. Хоккей. М.: Физкультура и спорт, 2012.

Примечания

1.По мнению ведущих тренеров, позитивными условиями для воспитания мастера международного класса могут быть даже проблемы в его родительской семье, теснее привязывающие воспитанника к тренеру. Недостаток внимания к ребенку со стороны родителей делает тренера де-факто не только лишь наставником, инструктором, учителем, экспертом, но и как бы приемным отцом (матерью) для ребенка-спортсмена (напомним, что специализация в отдельных видах спорта начинается рано — с 5—8 лет), затем подростка, юноши, молодого человека.

2.Напомним, что подготовка высококвалифицированного спортсмена в основном проводится на выездных сборах, на которых и собираются ведущие спортсмены, имеющие очень высокую квалификацию. Их «концентрацию» и соответственно дополнительные тренировочные эффекты невозможно обеспечить по месту жительства каждого отдельного спортсмена.

Для цитирования статьи:

Толочек В.А. Феномен психологических ниш в пространстве спортивной деятельности. // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2017. — №2 — с. 30-45

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Контакты
Вестник Московского университета. Серия 14. Психология, 2006 - 2018


Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер