ISSN 0137—0936
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск

Соловьёва О.В. Психология профессионального общения в суде присяжных. // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2016. — №3 — с.107-112

Автор(ы): Соловьёва О. В.;

Аннотация

Профессиональное общение в суде присяжных рассматривается как общение юристов в сложном коммуникативном пространстве с двумя контурами и двумя фокусами. Проанализированы коммуникативные задачи юристов и описаны возможные трудности в профессиональном общении в суде присяжных. Приведены некоторые результаты изучения автором трудностей взаимопонимания между юристами и присяжными заседателями в судебном процессе.

Разделы журнала: Теоретические исследования; Эмпирические исследования;

PDF: /pdf/vestnik_2016_3/vestnik_2016-3_107-112.pdf

Поступила: 10.10.2016
Принята к публикации: 01.11.2016
Страницы: 107-112
DOI: 10.11621/vsp.2016.03.107

Ключевые слова: профессиональное общение юристов; коммуникативное пространство; коммуникативная компетентность; трудности взаимопонимания;

Доступно в on-line версии с 15.11.2016

Профессиональное общение в суде присяжных осуществляют юристы — председательствующий судья, прокурор (государственный обвинитель) и адвокат (защитник). Специфика профессионального общения в суде присяжных состоит в том, что оно происходит в двух коммуникативных пространствах: 1) между самими профессиональными юристами (при этом присяжные, если их не удаляют на это время из зала суда, видят и слышат происходящее); 2) между юристами и непрофессиональными участниками судебного процесса — присяжными заседателями, подсудимыми, потерпевшими, свидетелями, экспертами. Причем вербальные диалоги между юристами и присяжными в зале суда происходят только на стадии отбора присяжных (в форме ответов потенциальных присяжных на вопросы судьи, обвинителя и защитника у стола судьи). Далее в судебном процессе вошедшие в коллегию присяжные заседатели не могут высказываться публично; они могут задавать вопросы другим участникам процесса или просить разъяснений у судьи лишь в письменной форме, передавая свои записки судье через старшину присяжных или секретаря судебного заседания. Со всеми остальными непрофессиональными участниками судебного процесса юристы вступают в публичное диалогическое общение (с подсудимым и потерпевшим — на всем протяжении судебного процесса, со свидетелями и экспертами — на стадии судебного следствия).

Таким образом, присяжные, исключенные из пространства публичного вербального общения в зале суда, оказываются в роли слушателей, воспринимающих и оценивающих происходящее в публичных диалогах юристов со всеми остальными участниками судебного процесса. Кроме того, присяжные оказываются в позиции объектов коммуникативного воздействия со стороны профессиональных юристов (в частности, в ходе прений сторон и во время напутственного слова судьи) (Гулевич, 2005). Эта внешне пассивная роль присяжных, воспринимающих происходящее в зале суда без явной возможности повлиять на него, находится в противоречии с их внутренней активностью как людей, принимающих решение о виновности/невиновности подсудимого и тем самым о его судьбе.

Два описываемых коммуникативных пространства в суде присяжных пересекаются и накладываются друг на друга, формируя сложное и насыщенное общее коммуникативное пространство судебного разбирательства. В этом общем коммуникативном пространстве, как было показано, имеются два контура (внутрипрофессиональное общение юристов и общение профессионалов-юристов с непрофессионалами), причем второй контур представлен работой в четырех плоскостях (с подсудимым/потерпевшим, свидетелями, экспертами и присяжными). Также в этом коммуникативном пространстве на этапе судебного следствия необходима двойная фокусировка юристов-профессионалов — на непосредственном адресате своих высказываний в каждый конкретный момент и на присяжных, воспринимающих и оценивающих происходящее в судебном процессе, чтобы вынести итоговое решение о виновности/невиновности подсудимого. Таким образом, у юристов в профессиональном общении в суде присяжных на этапе судебного следствия есть два адресата — непосредственный адресат высказывания (другой юрист, подсудимый, потерпевший, свидетель, эксперт) и косвенный (опосредованный, подразумеваемый) — коллегия присяжных заседателей. К этой ситуации применимо представление Е.А. Климова (2001) о «конфликтующих реальностях» в профессиональном обучении и профессиональной работе.

В этом сложном коммуникативном пространстве судья, общаясь с присяжными со своей профессиональной позиции, выступает также посредником в общении (а) между своими коллегами-юристами и присяжными (например, резюмируя аргументы обвинения и защиты в своем напутственном слове присяжным перед их уходом в совещательную комнату для вынесения вердикта по рассматриваемому делу) и (б) между присяжными и другими непрофессиональными участниками судебного процесса (решая, какие письменные вопросы присяжных подсудимому, потерпевшему, свидетелю или эксперту задать, в какой форме и в какой момент судебного следствия). Важнейшая задача судьи — обеспечивать понимание присяжными происходящего в судебном процессе, а также их внимание и включенность в происходящее, особенно когда они являются лишь косвенными адресатами высказываний юристов и разворачивающихся в зале суда вербальных диалогов. Таким образом, судья выступает проводником присяжных в виртуальной юридической реальности судебного процесса, в которой действуют не люди, а процессуальные фигуры, предполагается верховенство права и соблюдение рамок закона.

Работа профессиональных юристов, представляющих стороны обвинения и защиты в таком судебном процессе, эффективна только тогда, когда они могут в этом сложном коммуникативном пространстве, действуя в правовых рамках, донести до присяжных свою позицию, убедить присяжных в своей правоте. Еще более сложная задача, как было показано, стоит перед судьей: он должен работать «на связке» двух мировосприятий — профессионального юридического и гражданского, «здравосмысленного», — обеспечивая продуктивное взаимодействие этих двух миров в рамках сложной правовой процедуры. Таким образом, высокий уровень социально-психологической компетентности юристов является необходимым условием эффективного профессионального общения в суде присяжных (Соловьёва, 1997).

В исследованиях, проведенных на кафедре социальной психологии факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова под нашим руководством, изучались вербальные и невербальные средства воздействия юристов-профессионалов на присяжных (Соловьёва, 2002). В фокусе внимания находилась коммуникативная компетентность профессиональных участников судебного процесса, особенности установления взаимопонимания между профессионалами и непрофессионалами, типичные трудности в процессе установления взаимопонимания (Соловьёва, 1997, 2002). Трудности связаны прежде всего с тем, что у юристов и присяжных разные тезаурусы. При этом юристам сложно воздерживаться от юридической терминологии, а в случае ее употребления обеспечивать ее адекватный «перевод» для присяжных. Например, слово «взятка», как показало наше исследование в ходе игрового судебного процесса, понимается юристами и присяжными по-разному: игровые присяжные не признали взяткой деньги, оставшиеся в кабинете у чиновника после ухода посетителя, поскольку на словах чиновник отказался эти деньги принять, тогда как для юристов в этой конкретной ситуации все признаки взятки как состава преступления были налицо. Другая трудность связана с тем, что в процессе профессионального общения в суде присяжных нередко возникает так называемый «эффект смысловых ножниц» (Дридзе, 2009), т.е. несовпадение смысловых фокусов в речи говорящих юристов, что приводит к дезориентации присяжных, острым дискуссиям в совещательной комнате и сложностям при вынесении ими вердикта.

Обсуждая профессионализм как «определенную системную организацию сознания, психики человека» и выделяя составляющие «гнозиса» и «праксиса» профессионала, Е.А. Климов включает в «праксис» профессионала «коммуникативные, социально-воздейственные» умения, навыки и действия (Климов, 2003, с. 387—388), а в структуру профессионального самосознания наряду с «сознанием своей принадлежности к определенной профессиональной общности» вводит «знание о своих сильных и слабых сторонах, путях самосовершенствования, вероятных зонах успехов и неудач» (Там же, c. 73—74). Изучение психологии профессионального общения в суде присяжных позволяет, с одной стороны, исследовать и описать необходимые юристу коммуникативные умения и навыки как составляющие его коммуникативной компетентности, а с другой — выявить и донести до юристов существующие области нестыковок и разрывов в коммуникации, ведущих к дисбалансу в осуществлении правосудия судом присяжных. То и другое легло в основу обучающих программ для юристов, работающих с присяжными заседателями (судей, прокуроров и адвокатов), реализуемых нами в системе повышения квалификации юристов и отраслевых семинарах.

Список литературы

Гулевич О.А. Убеждающая коммуникация в судебном процессе // Культурно-исторический подход и исследование процессов социализации: Материалы Пятых чтений памяти Л.С. Выготского. М.: Изд-во РГГУ, 2005. С. 24—46.

Дридзе Т.М. Язык и социальная психология: Учеб. пособие. М.: URSS; ЛИБРОКОМ, 2009.

Климов Е.А. Конфликтующие реальности в работе с людьми (психологический аспект): Учеб. пособие. М.: МПСИ; Воронеж: НПО «МОДЭК», 2001.

Климов Е.А. Психология профессионала: Избранные психологические труды. М.: МПСИ; Воронеж: НПО «МОДЭК», 2003.

Соловьёва О.В. Социальная психология судебного процесса: новые перспективы // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология. 1997. № 4. С. 79—83.

Соловьёва О.В. Современное правовое пространство: социально-психологические проблемы // Социальная психология в современном мире: Учеб. пособие для вузов / Под ред. Г.М. Андреевой, А.И. Донцова. М.: Аспект Пресс, 2002. С. 272—286.

Для цитирования статьи:

Соловьёва О.В. Психология профессионального общения в суде присяжных. // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2016. — №3 — с.107-112

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Контакты
Вестник Московского университета. Серия 14. Психология, 2006 - 2017


Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер