ISSN 0137-0936 (Print)
ISSN 2309-9852 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск

Семенов И.Н. Научно-педагогическая и историко-методологическая деятельность Б.М. Теплова в Московском университете. // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2016. — №2 — с.46-63

Автор(ы): Семенов И.Н. ;

Аннотация

В статье характеризуется научная деятельность Б.М. Теплова — одного из крупнейших российских психологов XX в., основателя четырех научных школ в отечественной психологии. Выделяются ключевые вехи его жизнетворчества, подчеркивается его фундаментальный вклад в развитие таких областей психологии, как психология способностей, дифференциальная психофизиология, военная психология, история психологии, методология человекознания. Особое внимание уделяется историко-методологической и научно-педагогической деятельности Б.М. Теплова, которая внесла существенный вклад в развитие психологического познания и университетского образования в стране, а также в профессиональную подготовку в МГУ психологов высшей квалификации. 

Разделы журнала: История психологии;

PDF: /pdf/vestnik_2016_2/vestnik_2016-2_46-63.pdf

Страницы: 46-63
DOI: 10.11621/vsp.2016.02.46

Ключевые слова: Теплов Б.М.; общая и дифференциальная психофизиология; военная психология; история психологии; методология человекознания; педагогическая деятельность;

Доступно в on-line версии с 20.09.2016

В историко-научных исследованиях по человекознанию традиционно доминирует анализ фундаментальных достижений выдающегося психолога ХХ столетия Бориса Михайловича Теплова (1896—1965) в области общей психологии (ощущений, восприятия, мышления, способностей, творчества) и дифференциальной психофизиологии индивидуально-типологических различий. Однако недостаточное внимание уделяется изучению его историко-методологической и научно-педагогической деятельности, которая внесла существенный вклад в развитие психологического познания и университетского образования в стране, а также в профессиональную подготовку в МГУ психологов высшей квалификации. В настоящей статье предпринята попытка восполнить этот пробел.

Ключевые вехи жизнетворчества Б.М. Теплова

Б.М. Теплов родился в дворянской семье, учился в гимназии г. Тулы, затем на историко-филологическом факультете Московского университета (окончил в 1921 г.), где специализировался по философии и психологии, в том числе в семинариях Г.И. Челпанова в Психологическом институте, созданном Г.И. Челпановым в 1912 г. В 1916—1917 гг. участвовал в боях Первой мировой войны, окончил школу прапорщиков. В 1918 г. демобилизовался, но затем вернулся на службу и, вопреки своему дворянскому происхождению, сделал блестящую армейскую карьеру, выйдя в отставку в 1933 г. в генеральском чине комбрига. Возглавлял Военно-технический отдел цветомаскировки Красной армии. Получил высшее военное образование, параллельно занимаясь наукой в сфере практической психологии и психотехники. В области цветоведения вел совместные исследования с психологами из МГУ и Психологического института (С.В. Кравковым, А.А. Смирновым, П.А. Шеваревым), а также из Государственной академии художественных наук (ГАХН). Результаты этих исследований публиковал в психологических, архитектурных и военно-технических изданиях (Алексеев и др., 1934; Теплов, 1926). В результате основал свою первую научную — по сути, психотехническую — школу (М. Курьянов, Л. Скляр, А. Цветков и др.) в прикладной области — военной психологии.

С 1933 по 1952 г. Б.М. Теплов вел разнообразные исследования в Психологическом институте. Здесь он в 1934—1936 и в 1945—1952 гг. был заместителем директора по научной работе, заведовал лабораториями психофизиологии ощущений (1934—1938) и психологии искусства (с 1938), а позже — отделом речи и мышления (1944—1952). При этом он впервые в мире изучил взаимодействие одновременных ощущений (Теплов, 1935) и создал свою вторую научную школу — психофизиологии ощущений и восприятий (М.А. Серюгина, И.М. Соколова, С.П. Яковлева и др.). В лаборатории психологии искусства  (С.Н. Беляева-Экземплярская, Н.Н. Волков, В.И. Кириенко и др.) Б.М. Теплов подготовил и успешно защитил в 1940 г. докторскую диссертацию «Психология музыкальных способностей» (Теплов, 1985, т. 1, с. 15—222). Так начала формироваться его третья научная школа — психологии одаренности и способностей (Н.С. Лейтес, В.И. Кириенко, Э.А. Голубева, Л.Б. Ермолаева-Томина, Б.Б. Кососов, В.А. Крутецкий, Л.И. Уманский и др.).

В начале Великой Отечественной войны Теплов вступил в ополчение, но был отозван c фронта для работы по профессии в тылу. Участвовал в организации цветомаскировки столичных зданий (Большого театра, Мавзолея и др.), за что был награжден медалью «За оборону Москвы». Позже,  эвакуировавшись с МГУ в Ашхабад, он опубликовал в журнале «Военная мысль» (№ 12 за 1943 г.) свой знаменитый труд «Ум и воля военачальника», в котором показал конкретную связь интеллектуальных процессов (восприятия, представления, мышления, воображения, логического анализа, интуиции, рефлексии и т.п.) с их личностной и рефлексивной обусловленностью в процессе практического мышления на материале психологического анализа полководческого искусства и профессионального мастерства великих военачальников Античности и Нового времени (Александр Македонский, Ганнибал, Цезарь, Наполеон, Суворов, Кутузов и др.). В 1945 г. в «Ученых записках МГУ» вышел дополненный вариант этого труда  (Теплов, 1945а), который позднее стал известен под емким названием «Ум полководца» (Теплов, 1985, т. 1, с. 223—305).

Вернувшись в Москву, Б.М. Теплов вместе с другими профессорами историко-филологического факультета МГУ (А.Н. Леонтьевым, А.Р. Лурия, А.А. Смирновым) поддержал своим научным и педагогическим авторитетом переведенного в 1941 г. из Ленинграда в Москву С.Л. Рубинштейна (см. о нем: Семенов, 2009) в деле организации в МГУ сначала кафедры, а потом и отделения психологии. Органично включившись в научную и преподавательскую работу кафедры, Теплов активно содействовал развитию университетской психологической науки в стенах МГУ и преподаванию в нем психологии.

В 1945 г. Б.М. Теплов одним из первых психологов был избран действительным членом вновь созданной Академии педагогических наук (АПН) РСФСР. При этом он также был назначен заместителем директора по научной работе Института психологии АПН РСФСР и заведующим кафедрой психологии и логики ведущего в то время (наряду с МГУ и ЛГУ) вуза страны — Академии общественных наук (АОН) при ЦК ВКП(б). Преподавание логики на этой кафедре Теплов организовал с использованием классического учебника своего учителя, философа и психолога Г.И. Челпанова, а преподавание психологии в АОН и МГУ — с привлечением своих авторских учебников, в том числе изданных под совместной редакцией с А.Н. Леонтьевым, С.Л. Рубинштейном, А.А. Смирновым. Параллельно с педагогической деятельностью Теплов занимался историей науки, анализируя психологические воззрения классиков русской культуры (В.Г. Белинского, А.И. Герцена) и науки (Н.Н. Ланге, К.Ф. Рулье, И.П. Павлова, И.М. Сеченова), а позднее — труды современных российских (К.Н. Корнилов, С.В. Кравков, Н.А. Менчинская, С.Л. Рубинштейн, М.Г. Ярошевский) и зарубежных ученых (Г. Гельмгольц, М. Вертгеймер, А. Анастази и др.) (Теплов, 1985, т. 2). Одновременно он изучал общепсихологические проблемы ощущений и восприятия, речи и личности, воли и мышления, музыкальных переживаний и способностей, а также вопросы психологии труда и искусства (Вопросы…, 1950), в том числе в контексте психолого-педагогического обеспечения художественного воспитания (Теплов, 1946). Необходимо подчеркнуть, что Б.М. Теплов был в авангарде ученых (как и А.Я. Басов, Л.С. Выготский, А.К. Гастев, С.Г. Геллерштейн, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн), начавших психологически изучать проблемы деятельности, а также практического мышления и творческой интуиции.

В 1952—1965 гг. Теплов занимался изучением природы индивидуальных различий, экспериментально исследуя психологические проявления основных свойств нервной системы в созданной им в Психологическом институте лаборатории психологии индивидуальных различий (Теплов, 1985, т. 2) и в результате создал свою четвертую научную школу — дифференциальной психофизиологии (М.Н. Борисова, Э.А. Голубева, В.С. Мерлин, В.Д. Небылицын, В.М. Русалов и др.). Параллельно он продолжал преподавать в МГУ курс всемирной истории психологии (от Античности до ХIХ в.) на основе разработанной им первой в стране оригинальной учебной программы и координировать эпистемическую презентацию психологического познания в качестве главного редактора в 1958—1965 гг. единственного в то время научного журнала по человекознанию «Вопросы психологии».

Борис Михайлович Теплов скончался 28 сентября 1965 г. — в период редактирования V тома серии «Типологические особенности высшей нервной деятельности человека» (М., 1967) и руководства подготовкой своей научной школы и советской делегации к XVIII Международному психологическому конгрессу, который должен был проходить в МГУ в августе 1966 г.

Отмечу, что именно в связи с этим международным событием весной 1966 г. в Московском и Ленинградском университетах были открыты первые в стране факультеты психологии, а летом того же года АПН РСФСР была преобразована в общесоюзную АПН СССР. Оба события готовились и произошли при поддержке университетских профессоров и академиков, в число которых входил и Б.М. Теплов.

Таким образом, Б.М. Теплов внес существенную лепту не только в создание научной школы дифференциальной психофизиологии способностей и индивидуальных различий, но также в руководство отечественной психологической наукой середины ХХ в. и в университетскую подготовку профессиональных психологов посредством интенсивной научно-педагогической деятельности.

Научно-педагогическая деятельность Б.М. Теплова

Важным направлением образовательной деятельности Теплова явилась разработка им в 1930—1960-е гг. серии учебных программ и пособий для преподавания психологии в системе среднего и высшего образования.

Заняв в 1934 г. пост заместителя директора Института психологии, Б.М. Теплов оказался перед необходимостью не только руководства его научными исследованиями (как и исследованиями своей лаборатории психофизиологии ощущений), но также создания стандартного учебника по психологии. Такой учебник (под редакцией К.Н. Корнилова, Б.М. Теплова, Л.М. Шварца) был издан в 1938 г. и переиздан в дополненном варианте в 1941 г., перед самой войной. Озабоченный необходимостью усиления естественно-научной подготовки психологов и педагогов, Теплов выпустил также рабочие материалы для преподавания физиологии нервной системы (Теплов, 1938), что существенно дополнило указанный учебник. Третье, расширенное издание учебника «Психология» (под редакцией К.Н. Корнилова, А.А. Смирнова, Б.М. Теплова), вышедшее в 1948 г., было переведено в трех странах. Это издание, наряду со вторым изданием в 1946 г. «Основ общей психологии» С.Л. Рубинштейна, стало на десятилетие после войны основным учебным пособием для профессиональной подготовки психологов в  стране.

В тяжелое время послевоенной разрухи руководство страны, озабоченное необходимостью ее быстрого индустриального развития, взяло курс на восстановление промышленности, науки и образования. В связи с этим, в частности, в курс средней и высшей школы было введено преподавание логики и психологии, и возникла необходимость в создании общедоступного учебника для средней школы. Такой учебник, написанный Б.М. Тепловым в 1946 г., был широко востребован в середине ХХ в., выдержал 8 изданий (вплоть до 1958 г.) и был переведен на 14 языков. Заложенная Г.И. Челпановым и Б.М. Тепловым традиция создания учебников для гимназий и средних школ ныне фундаментально развивается в созданной И.В. Дубровиной (2014) научной школе преподавания психологии с помощью оригинальных учебников от 3-го до 11-го класса с необходимым методическим обеспечением для учителей.

В наступивший после смерти И.В. Сталина (в 1953 г.) период демократизации общественной жизни возникла социальная потребность в новом обобщении психологических знаний для преподавания в вузах. Для этого в 1956 г. было подготовлено второе переработанное издание учебника «Психология» для педагогических вузов под редакцией профессоров МГУ А.А. Смирнова, А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, Б.М. Теплова. Если учебно-научное издание С.Л. Рубинштейна «Основы общей психологии» (1940, 1946) содержало авторское обобщение достижений человекознания первой половины ХХ в., то в новом вузовском учебнике «Психология» (1956, 1962)  были суммированы психологические знания середины столетия. Помнится, мы, студенты психологического отделения философского факультета МГУ, учились общей психологии в середине 1960-х гг. на двухгодичных лекциях А.Н. Леонтьева, который рекомендовал нам закреплять читаемый им курс на семинарах ассистировавшего ему О.К. Тихомирова по второму, переработанному в 1962 г. изданию этого учебника. В развитие этого с середины 1960-х гг. под руководством А.Н. Леонтьева начинают систематически издаваться учебные пособия, хрестоматии (История психологии…, 1992) и учебники по психологии в МГУ, а под редакцией А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского (см. о них: Семенов, 2015б) — в МГПИ для педвузов.

Таким образом, Теплов, даже перестав в 1951 г. заведовать кафедрой психологии МГУ (но оставшись ее профессором), продолжал существенно влиять на университетскую подготовку студентов — психологов и философов. Это его влияние осуществлялось как непосредственно — через чтение курсов лекций по истории психологии и руководство курсовыми, дипломными, диссертационными исследованиями, так и опосредованно — путем воздействия его фундаментальных научных трудов и классических учебных пособий на формирующееся профессиональное сознание будущих специалистов-психологов.

Историко-методологическое направление исследовательской и преподавательской деятельности Б.М. Теплова

Важную роль в формировании профессионального менталитета будущих психологов сыграли читавшиеся в МГУ Тепловым во время и после войны оригинальные лекции по всеобщей истории психологии от Античности до ХIХ в. Теоретико-методологическая основа разработки им историко-психологической проблематики обобщена в трех специальных работах, посвященных методологии изучения истории психологии (Теплов, 1960б),  культуре научного исследования (Теплов, 1985, т. 2, с. 310—317) и основам построения объективных методов психологии (Там же, с. 281—309). Эти фундаментальные работы явились базой для зарождения на кафедре психологии МГУ такого важного теоретического направления современного человекознания, как история (Теплов, 1960a) и методология (Теплов, 1962) психологии (подробнее см.: Семенов, 2012а). Так, например, взаимодействие на рубеже 1950—1960-х гг. А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурия,  С.Л. Рубинштейна, Б.М. Теплова (Леонтьев и др., 1960) и дискуссия между ними  по проблеме способностей (Леонтьев, 2003; Теплов, 1989; и др.) имели большое значение для развития в стране методологии психологии (Семенов, 2013).

Историко-методологической проблематикой Теплов начал заниматься еще в предвоенное время, анализируя понятийный аппарат цветоведения и цветомаскировки (в 1920-е гг.), психологии ощущений (в 1930-е гг.) и особенно (в 1940-е гг.) способностей и одаренности, мышления и интуиции (Теплов, 1985. Т. 1. С. 223—305), деятельности (Теплов, 1944) и личности (Теплов, 1945б). Эти понятия определялись им на основе анализа истории вопроса с интенцией на изучение природы способностей в процессе подготовки докторской диссертации «Психология музыкальных способностей» (Теплов, 1985, т. 1, с. 15—222). Этот фундаментальный труд, принесший ему мировую известность, до сих пор служит образцом историко-методологической работы с понятиями, в которых формулируется предмет подлежащей изучению психологической реальности и концептуально обобщаются его результаты.

Помнится, ассистировавший А.Н. Леонтьеву в преподавании курса общей психологии доцент О.К. Тихомиров прорабатывал на своих семинарах с нами, студентами МГУ, определения понятий, данные Тепловым. Позднее профессор О.К. Тихомиров разработал целую систему определения понятий и принципов общей психологии с учетом достижений Теплова в разработке понятийного аппарата психологической науки (Тихомиров, 1992). Это имело не только прикладное педагогическое значение — для университетского преподавания психологии, но также и теоретическое — для методологической рефлексии основ психологической науки.

Так, например, ориентируясь на заданный Тепловым методологический образец (Теплов, 1985, т. 1, с. 14—23), я строил в 1970-е гг. определения ряда общепсихологических понятий («душа», «желание», «индивидуальность») для 3-го издания Большой советской энциклопедии (1972—1973), а также реконструировал историю, определял этимологию и эксплицировал логику развития научного изучения психологии рефлексии (Семенов, 2012в, 2013). При этом выстраивалось историко-научное обоснование и формулировалось концептуальное определение философско-научного понятия в целях теоретического задания предмета психологического исследования такой мало изученной в человекознании психологической реальности, как рефлексивность творческого мышления (Семенов, 2015а).

Во время войны Теплов продолжил свои историко-научные и методологические исследования, обратившись в 1943 г. к теоретико-психологическому анализу «Ума и воли военачальника» (см. об этом: Любимов, Семенов, 2015)  на военно-историческом и литературно-художественном материале, и тем самым внес существенный вклад в развитие военно-психологической мысли. С учетом его достижений в дальнейшем в России конструктивно развивались военная психология и военная акмеология (Бодалев и др., 1996). Так, на рубеже ХХ и ХХI вв. в развитие военно-исторического анализа Тепловым ума и воли полководцев А.А. Бодалев (см. о нем: Семенов, 2015в) вел свои исследования по акмеологии выдающихся личностей. Изучая же индивидуальный стиль деятельности, Е.А. Климов в развитие школы Теплова и с учетом ее достижений по инженерной психологии (Теплов и др., 1964) выстраивал современную психологию и акмеологию труда с ее историко-методологическим обоснованием в ряде своих оригинальных статей, книг, пособий, учебников.

После войны Теплов стал регулярно публиковать статьи по истории и методологии психологии. При этом он охватил вековую историю разработки в ХIХ—ХХ вв. психологической проблематики в трудах деятелей русской культуры (В.Г. Белинского, А.И. Герцена) и науки: зообиолога К.Ф. Рулье, физиологов (И.М. Сеченова, И.П. Павлова) и психологов, как российских (Н.Н. Ланге, К.Н. Корнилова, Л.С. Выготского, Н.А. Менчинской, С.Л. Рубинштейна, М.Г. Ярошевского), так и зарубежных (А. Анастази, М. Вертгеймера, Г. Гельмгольца и др.). Кульминацией историко-научных изысканий Теплова стало обобщение им в  брошюре 1947 г.  тридцатилетней истории советской психологии и философско-методологическое обоснование объективных методов и концептуальных принципов теоретико-экспериментального изучения типологических свойств нервной системы и их психологических проявлений (Теплов, 1962; 1985, т. 2).

Эвристическое значение этих фундаментальных трудов Теплова заключается в том, что он методологически разработал пути распространения идей И.П. Павлова (верифицированных лишь в опытах на животных) на эксперименты с нервной системой и психикой человека. Таким образом, Теплов разработал методологию и экспериментатику дифференциальной психофизиологии индивидуальных различий как естественно-научную базу для изучения природы одаренности и построения психологии способностей. Изучение дифференциальной психофизиологии было продолжено в исследованиях его учеников (М.Н. Борисова, В.С. Мерлин, В.Д. Небылицын, И.В. Равич-Щербо, В.М. Русалов) и последователей (Е.А. Климов, Т.Ф. Базылевич,  Е.П. Гусева, М.К. Кабардов и др.), в том числе изучающих способности и одаренность, творчество и индивидуальные различия креативных личностей (Э.А. Голубева, Л.Б. Ермолаева-Томина,  Б.Б. Коссов, В.А. Крутецкий, Н.С. Лейтес, Л.И. Уманский, В.С. Юркевич) во взаимодействии с другими научными школами психологии, акмеологии и персонологии индивидуальности, способностей и творчества. Так, c учетом достижений Б.М. Теплова и его школы на рубеже ХХ и ХХI вв. проблема способностей и одаренности изучается рядом российских психологов (Б.А. Вяткин, Э.А. Голубева, Л.Я. Дорфман, В.Н. Дружинин, М.К. Кабардов, А.М. Матюшкин, Я.А. Пономарев, Д.В. Ушаков, М.А. Холодная, Н.И. Чуприкова, В.Д. Шадриков и др.). В 1986 г., в связи с 90-летием со дня рождения Б.М. Теплова, нами с Э.А. Голубевой был подготовлен раздел из статей его последователей по психологии способностей, опубликованный в IV томе материалов конференции «Педагогика и творчество», проведенной в рамках сотрудничества с возглавляемой Я.А. Пономаревым секцией Общества психологов «Психология творчества», где стали изучаться дифференциальная психология способностей и творчества, а также ее история и методология  (Психологические проблемы…, 1995; Психолого-педагогические аспекты…, 1988).

Необходимо подчеркнуть, что изыскания Теплова по истории психологии носили не только научно-познавательный, но и историко-персонологический характер, а также учитывали социокультурный контекст прогресса психологического познания и его философско-методологическое значение. Поэтому ряд историко-научных трудов Теплова публиковался в философских изданиях, таких как «Вопросы философии», «Философские записки», сборники трудов АОН и Института философии АН СССР. Впечатляющим образцом историко-методологического обоснования разработанных им концепций — психологии способностей, практического мышления и  индивидуально-типологических различий — служит идеографический анализ военно-исторических данных об уме и воле личности выдающихся полководцев. Другой такой образец — рефлексивная реконструкция и концептуальная интерпретация Тепловым психофизиологии И.М. Сеченова, учения И.П. Павлова о типах нервной системы, а также концепции одного из основателей гештальтпсихологии М. Вертгеймера и положений фундаментальной книги А. Анастази «Дифференциальная психофизиология» (Теплов, 1985, т. 2). Рассматривая эволюцию психологии как историю и логику развития системы психологической науки, Теплов подчеркивал необходимость изучения ее взаимосвязей со смежными науками. Это направление исследований логики развития человекознания продолжили Н.Г. Алексеев, Я.А. Пономарев, И.Н. Семенов, В.В. Умрихин, А.В. Юревич и другие сотрудники созданного бывшим ассистентом Теплова (по курсу «История психологии» в МГУ на рубеже 1940—1950-х гг.) М.Г. Ярошевским (см. о нем: Семенов, 2015б) в Институте истории естествознания и техники АН СССР сектора проблем научного творчества в исследованиях логики развития психологического познания творчества, мышления, рефлексии (Семенов, 2013), а также научных школ в психологии (Ярошевский, Умрихин, 1983).

Рефлексируя историю естествознания и опыт собственного научного творчества, Теплов обобщил свои философско-гносеологические разработки в специальных трудах о методе и культуре научного исследования (Теплов, 1985). Более того, он реализовал их в качестве концептуально-методологических средств инновационного построения конкретных исследовательских методик дифференциальной психофизиологии (Там же, т. 2). Важно подчеркнуть, что в этом он продолжил «методологические штудии» Г.И. Челпанова (1913) по оснащению психологического познания естественно-научными методами экспериментирования. Знаменательно, что последняя публикация Б.М. Теплова (1967; статья была написана в 1964 г.) также посвящена методологии — проблемам применения факторного анализа в психологии.

С этих методологических позиций (формировавшихся и углублявшихся в процессе исследований и преподавания в МГУ) Теплов выстроил программу первого в стране университетского курса по всеобщей истории психологии от Античности до ХIХ в. Читавшиеся им в МГУ яркие и глубокие лекции по истории психологии способствовали (как и труды профессоров МГУ Г.И. Челпанова, Л.С. Выготского,  А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурия, C.Л. Рубинштейна, А.А. Смирнова, М.В. Соколова, П.Я. Гальперина, А.Н. Ждан и др.) формированию на кафедре психологии российской университетской историко-психологической научной школы.

После Теплова в МГУ оригинальный курс истории психологии в 1960—1980-е гг. читал философам и психологам П.Я. Гальперин, который был моим учителем по психологии творческого мышления (Семенов, 2012б). Он и сменившая его на этом сложном историко-психологическом поприще А.Н. Ждан (см. о ней: Семенов, 2014) совместно создали серию учебных пособий и хрестоматий по истории психологии от Античности до современности (История психологии…, 1992 и др.). Тем самым в МГУ была заложена учебно-методическая база университетского преподавания истории и методологии психологии для студентов и аспирантов. Ученики и последователи профессоров МГУ Б.М. Теплова, С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, П.Я. Гальперина, Б.В. Зейгарник (А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, А.Н. Ждан, В.А. Кольцова, Т.Д. Марцинковская, О.Г. Носкова, В.Ф. Петренко, И.Н. Семенов, С.Д. Смирнов, Е.Е. Соколова, В.В. Умрихин, Д.В. Ушаков, А.В. Юревич и др.) ныне конструктивно развивают историю и методологию психологии в МГУ и других столичных вузах.

Многие теоретические и методологические труды Б.М. Теплова явились провозвестниками позднейших исследований на факультете теоретико-методологической проблематики (П.Я. Гальперин, А.Н. Леонтьев, В.П. Зинченко, Е.А. Климов, А.Н. Ждан, Д.А. Леонтьев,  Т.В. Корнилова, В.Ф. Петренко, В.В. Петухов, А.А. Пузырей, И.Н. Семенов, С.Д. Смирнов, О.К. Тихомиров и др.). Результаты этих методологических исследований привели к созданию в МГУ первой в стране инновационной университетской кафедры методологии психологии, возглавляемой ныне деканом факультета психологии, академиком РАО, профессором Ю.П. Зинченко (2011). Сотрудники кафедры методологии психологии МГУ наряду с учеными других психологических институций (ИП РАН, ПИ РАО, МГППУ, НИУ ВШЭ, РГГУ, СПбГУ и др.) вносят существенный вклад в разработку методологических средств современной психологической науки и человекознания.

Заключение

И трансляция в учебниках психологических знаний, и фундаментальные труды Теплова по человекознанию оказали конструктивное влияние на формирование таких новых областей, как психология одаренности (Н.С. Лейтес, А.М. Матюшкин, Д.В. Ушаков, В.Д. Шадриков) и индивидуального стиля деятельности (В.С. Мерлин, Е.А. Климов), инженерная психология (К.М. Гуревич, Н.И. Майзель, В.Д. Небылицын) и эргономика (Мунипов и др., 1979), военная акмеология (Бодалев и др., 1996) и акмеология индивидуальности (Деркач и др., 2005), общая, дифференциальная и рефлексивная психология творчества (Пономарев и др., 1990), психология способностей (Психологические проблемы…, 1995) и науковедение творчества (Алексеев и др., 1996; Психолого-педагогические аспекты…, 1988; Ярошевский, Умрихин, 1983) и др.

В специальной статье, опубликованной в сборнике, посвященном 80-летию Б.М. Теплова и рефлексии его творчества, профессор МГУ А.Р. Лурия (1977) подчеркивает значение его фундаментальных научных достижений как для теоретической, так и для «конкретной» психологии.

Присущее фундаментальным трудам Бориса Михайловича Теплова методологическое единство исследовательской и практической психологии составляет стратегическую перспективу инновационного развития современной системы психологических наук как взаимодействующих органичных компонентов бурно развивающегося человекознания.

Список литературы

Алексеев Н.Г., Семенов И.Н., Умрихин В.В. Концептуально-методологический анализ дифференциально-психологических исследований психических состояний // Мысли о мыслях / Под ред. И.С. Ладенко и др. Новосибирск: Экор, 1996. Т. 1. Ч. 2. С. 77—79.

Алексеев С.С., Теплов Б.М., Шеварев П.А. Цветоведение в архитектуре. М.; Л.: Госстройиздат, 1934.

Бодалев А.А., Климов Е.А., Семенов И.Н. и др. Основы военной акмеологии: В 2 т. / Под ред. А.А. Деркача и др. М.: Военная академия им. Ф.Э. Дзержинского, 1996.

Вопросы психологии труда и искусства / Под ред. Б.М. Теплова, Н.Н. Волкова. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1950.

Деркач А.А., Семенов И.Н., Балаева А.В. Рефлексивная акмеология творческой индивидуальности. М.: Изд-во РАГС, 2005.

Дубровина И.В. Практическая психология в лабиринтах современного образования. М.: МПСИ; Воронеж: НПО «МОДЭК»,  2014.

Зинченко Ю.П. Методологические проблемы фундаментальных и прикладных психологических исследований // Национальный психологический журнал. 2011. № 5. С. 42—49.

История психологии. Период открытого кризиса (начало 10-х — середина 30-х годов ХХ в.). Тексты / Под ред. П.Я. Гальперина, А.Н. Ждан. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1992.

Леонтьев А.Н. Теплов: дискуссия о проблеме способностей [1953] // Вопросы психологии. 2003. № 2. С. 5—32.

Леонтьев А.Н., Лурия А.Р., Теплов Б.М. Предисловие // Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1960. С. 3—10.

Лурия А.Р. Вклад Б.М. Теплова в конкретную психологию // Психология и психофизиология индивидуальных различий / Под ред. А.А. Смирнова. М.: Педагогика, 1977. С. 64—71.

Любимов С.Е., Семенов И.Н. Научная деятельность  Б.М. Теплова и его концепция творчества полководца в процессе практического мышления // Психология. Историко-критические обзоры и современные исследования. 2015.  № 3. С. 9—51.

 Мунипов В.М., Алексеев Н.Г., Семенов И.Н. Становление эргономики как научной дисциплины // Проблемы методологии в эргономике. Труды ВНИИТЭ. Вып. 17 / Под ред. В.П. Зинченко  и др.  М.: ВНИИТЭ, 1979. С. 28—68.

Пономарев Я.А., Семенов И.Н., Богоявленская Д.Б. и др. Психология творчества: общая, дифференциальная, прикладная. М.: Наука, 1990.

Психологические проблемы развития творческих способностей в условиях гуманизации образования / Под ред. Г.А. Берулава, И.Н. Семенова. М.: РПО; Бийск: НИЦ БиГПИ, 1995.

Психолого-педагогические аспекты развития творчества и рефлексии / Под ред. Я.А. Пономарева, И.Н. Семенова, С.Ю. Степанова. М.:  Философское общество, 1988.

Семенов И.Н. Панорама развития философско-психологической системы С.Л. Рубинштейна в современном человекознании // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2009. Т. 6. № 3. С. 106—116.

Семенов И.Н. История кафедры общей психологии МГУ как колыбели профессионального образования психологов и исследований рефлексии // Психология. Историко-критические обзоры и современные исследования. 2012а. № 5—6. С. 112—133.

Семенов И.Н. Учение П.Я. Гальперина об ориентировке как концептуальная база рефлексивной психологии // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология. 2012б. № 4. С. 83—91.

Семенов И.Н. Этапы, методология и направления исследований рефлексии в Психологическом институте на Моховой // Мир психологии. 2012в. № 4. С. 261—275

Семенов И.Н. Периодизация методологии психологии и опыт ее реализации при изучении рефлексивности мышления // Психология. Историко-критические обзоры и современные исследования. 2013. № 1. С. 30—75.

Семенов И.Н. Научно-педагогическая деятельность А.Н. Ждан  (Материалы к 80-летнему юбилею) // Национальный психологический журнал. 2014. № 4. С. 3—12.

Семенов И.Н. Взаимодействие исследовательской психологии и практического человекознания в изучении и развитии рефлексивно-творческого мышления // Взаимоотношения исследовательской и практической психологии / Под ред. А.Л. Журавлева, А.В. Юревича. М.: Изд-во ИП РАН, 2015а. С. 416—465.

Семенов И.Н. Рефлексивно-науковедческий обзор человекознания: от истории психологии через ее теорию к персонологии и энциклопедизму (К 100-летию М.Г. Ярошевского) // Психология. Историко-критические обзоры и современные исследования. 2015б. № 4—5. С. 64—109.

  Семенов И.Н. Рефлексия жизнедеятельности А.А. Бодалева и развития психологии общения и акмеологии выдающихся личностей // Акмеология. 2015в. № 2. С. 22—30; № 4. С. 22—29.

Теплов Б.М. Психология как основа для маскировочной техники // Война и техника. 1926. № 306—307. С. 44—52.

Теплов Б.М. Взаимодействие одновременных световых  ощущений // Зрительные ощущения и восприятия / Под ред. С.В. Кравкова, Б.М. Теплова. М.; Л.: Соцэкгиз, 1935. С. 2—85.

Теплов Б.М. Физиология нервной системы (Материалы для преподавания) // Советская педагогика. 1938. № 2. С. 99—105.

Теплов Б.М. Психологическая характеристика деятельности // Советская педагогика. 1944. № 11—12. C. 44—53.

Теплов Б.М. К вопросу о практическом мышлении: Опыт психологического исследования мышления полководца на военно-историческом материале // Ученые записки МГУ им. М.В. Ломоносова. Вып. 90 / Под ред. С.Л. Рубинштейна. М.: МГУ, 1945а. С. 149—214.

Теплов Б.М. Психологическая характеристика личности // Советская педагогика. 1945б. №  1—2. С. 42—50.

Теплов Б.М. Психологические вопросы художественного воспитания // Советская педагогика. 1946. №  6. С. 92—112.

Теплов Б.М. Об исторической оценке психологической концепции Н.Н. Ланге // Вопросы психологии. 1960а. № 6. C. 145—148

Теплов Б.М. О некоторых общих вопросах разработки истории психологии // Вопросы психологии: Материалы 2-й Закавказской конференции психологов. Ереван, 1960б. С. 3—13.

Теплов Б.М. Типологические свойства нервной системы и их значение для психологии. М.: Ин-т философии АН СССР, 1962.

Теплов Б.М. Простейшие способы факторного анализа // Типологические особенности высшей нервной деятельности человека. Т. V / Под ред. Б.М. Теплова. М.: Просвещение, 1967. С. 239—286.

Теплов Б.М. Избранные труды: В 2 т. М.: Педагогика, 1985.

Теплов Б.М. О работах С.Л. Рубинштейна 30—40-х гг. // Сергей Леонидович Рубинштейн: Очерки, воспоминания, материалы. М.: Наука, 1989. С. 216.

Теплов Б.М., Небылицын В.Д., Майзель Н.И.  Психологические вопросы отбора // Инженерная психология / Под ред. А.Н. Леонтьева, В.П. Зинченко и др. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1964. С. 387—396.

Тихомиров О.К. Понятия и принципы общей психологии: Учеб. пособие. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1992.

Челпанов Г.И. Экспериментальный метод в психологии // Новые идеи в философии. Сб. 9. СПб.: Образование, 1913. С. 31—37.

Ярошевский М.Г., Умрихин В.В. Формирование школы Б.М. Теплова как исследовательского коллектива // Вопросы психологии. 1983. № 1. C. 87—101.

Для цитирования статьи:

Семенов И.Н. Научно-педагогическая и историко-методологическая деятельность Б.М. Теплова в Московском университете. // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2016. — №2 — с.46-63

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Контакты
Вестник Московского университета. Серия 14. Психология, 2006 - 2017


Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер