ISSN 0137-0936 (Print)
ISSN 2309-9852 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск

Шойгу Ю. С., Филиппова М. В. Этические аспекты экстренной психологической помощи представителям разных культур//Вестник Московского университета.Серия 14. Психология.- 2015.- №3 -с.108-116

Автор(ы): Шойгу Ю. С. ; Филиппова М.В.;

Аннотация

a:2:{s:4:"TEXT";s:824:"
<p>В статье приведены и содержательно раскрыты этические принципы, которыми должен руководствоваться психолог в работе с пострадавшими в чрезвычайной ситуации (ЧС), в частности с представителями разных культур. Проведено сравнение основных положений этического кодекса Российского психологического общества и этического кодекса Европейской Федерации психологических ассоциаций. Сделаны выводы: 1. Психолог, оказывающий помощь людям в зоне ЧС, должен иметь высокую квали- фикацию и специальную подготовку. 2. Знание и соблюдение этических принципов в работе с людьми в зоне ЧС не менее важны и обязательны для психолога, чем профессиональные знания и навыки. 3. Учет всех специфических условий работы в зоне ЧС способствует эффективности оказываемой помощи и сохраняет профессиональное здоровье самого специалиста. </p>
";s:4:"TYPE";s:4:"HTML";}

Разделы журнала: Психология — практике;

PDF: /pdf/vestnik_2015_3/vestnik_2015-3_9_108-116.pdf

Поступила: 17.04.2015
Страницы: 108-116
DOI: 10.11621/vsp.2015.03.108

Ключевые слова: экстренная психологическая помощь; чрезвычайная ситуация (ЧС); этические принципы работы; пострадавшие; представители разных культур;

Доступно в on-line версии с 30.09.2015

Оказание экстренной психологической помощи пострадавшим в чрезвычайных ситуациях (ЧС) давно и прочно зарекомендовало себя как неотъемлемая часть системы аварийно-спасательных и других неотложных работ в ходе спасательных операций на территории Российской Федерации. Задача организации и оказания экстренной психологической помощи пострадавшим в ЧС и при пожарах возложена на МЧС России указом Президента РФ 17 декабря 2010 г., внесена в положение о Министерстве в качестве одной из основных функций (Шойгу, 2012). Дальнейшее развитие этого направления требует анализа российского опыта работы наряду с изучением и учетом в работе опыта зарубежных коллег.

Этический кодекс психолога не определяет различий между работой с людьми, которые нуждаются в помощи в ЧС. Как правило, всех людей, которым требуется помощь в ЧС, специалисты объединяют единым понятием «пострадавшие» (Психология…, 2007). Между тем нуждающиеся в помощи всегда имеют ряд характеристик, включающих гендерные, возрастные, социальные, культурно-этнические аспекты.

ЧС, как правило, характеризуется внезапностью, стремительным развитием, невозможностью точного прогноза, большой долей неопределенности ситуации.

Экстренная психологическая помощь не предусматривает глубинной психотерапии психологической травмы. У нее две главные задачи: 1) регуляция актуального психофизиологического состояния пострадавших, работа с острыми реакциями на стресс (страх, нарушение сна, изменения настроения и др.); 2) профилактика отсроченных последствий травматического стресса (посттравматическое стрессовое расстройство) (Экстренная психологическая помощь, 2012).

Проявление того или иного стиля реагирования в стрессовой ситуации у конкретного человека зависит в равной мере от особенностей ситуации (силы и продолжительности воздействия травмирующего фактора), от индивидуальных психологических и психофизиологических особенностей, от уровня стрессоустойчивости и наличия положительного опыта адекватного реагирования в стрессовых ситуациях (Психология…, 2007). Помимо этого специалисты в области психологии экстремальных ситуаций указывают на важную роль в регуляции поведения пострадавших культурно-этнических факторов (Филиппова, 2015б; Шойгу, Павлова, 2010; Шойгу, Пыжьянова, 2011).

В этой связи применение каких-то одних, универсальных профессиональных психологических методов работы ко всем пострадавшим невозможно. Также малопродуктивна в условиях ЧС работа с отдельными пострадавшими без работы с группой, в которую они включены. Основными значимыми группами для пострадавших в условиях ЧС являются семья и этнос. Так, например, работа с ребенком малоэффективна без работы с его родителями, семьей, близкими взрослыми. Проблемы с поведением и самочувствием, симптомы острой реакции на стресс, которые демонстрируют дети, присутствуют и у взрослых, только, как правило, в более глубокой форме. Как правило, внимания психологов требуют все члены семьи обратившегося за помощью. Одним из них достаточно получить психологическую поддержку при разовом посещении специалиста, другие нуждаются в более длительном общении, проведении специальных психологических мероприятий.

Со всем этим многообразием специфических условий одномоментно встречаются психологи, оказывающие экстренную психологическую помощь пострадавшим в зоне ЧС. В этих условиях особую актуальность приобретают этические принципы работы психологов.

Оказывая экстренную психологическую помощь пострадавшим, психологи руководствуются этическим кодексом, принятым Российским психологическим обществом (РПО). Однако при работе с пострадавшими в ЧС общие этические принципы работы психологов наполняются особым содержанием и требуют конкретизации в ситуациях работы с представителями разных культур. Рассмотрим некоторые из них.

Принцип профессиональной компетентности. Этот принцип включает в себя в первую очередь наличие соответствующей профессиональной квалификации психолога, основанной на полученном образовании, опыте работы в ЧС и знании принципов профессиональной этики.

Психолог должен помнить о границах профессиональной компетентности и ограничениях в применении психологических средств. Психолог не должен браться за помощь в вопросах, которые находятся вне зоны его компетенции. В этой связи психолог не имеет права работать с пострадавшими, демонстрирующими психотическую симптоматику. В этих случаях психологи работают в тесном взаимодействии с врачами (Психология…, 2007). Отношения психолога и пострадавшего не должны выходить за рамки профессионального общения.

Принцип «не навреди». Работа в ЧС с представителями разных культур накладывает ряд серьезных ограничений, которые связаны с необходимостью использования хорошо проверенных методик, как правило, общего функционального воздействия. Также специалисту важно помнить о краткосрочности оказания помощи, т.е. помощь должна быть направлена на коррекцию актуального состояния пострадавшего, вызванного данной ситуацией. Психолог должен спланировать мероприятия по оказанию помощи, учитывая состояние пострадавшего и время своего пребывания в зоне ЧС. Этап психологической помощи должен быть психологически завершенным по окончании каждой психокоррекционной сессии, в случаях краткосрочных курсов психологических мероприятий к моменту отъезда специалиста (Филиппова, Елисеева, 2015).

Даже в условиях ЧС психологи, как правило, способны устанавливать контакт, вызывающий у пострадавших доверие, чувство симпатии и удовлетворения от общения со специалистом-психологом. Несмотря на это, категорически нельзя в условиях ЧС работать с психологическими проблемами (психологическая травма, внутриличностные конфликты, семейные кризисы и пр.), возникшими до ЧС. Это может отрицательно сказаться на состоянии пострадавшего, возможен риск вторичной травматизации. В ситуации работы с представителями других культур очень сложно уловить весь культурно-этнический контекст личной ситуации, риск профессиональной ошибки очень велик.

Психолог должен воздержаться от выполнения своих профессиональных обязанностей  в случае, когда его способности или суждения находятся под неблагоприятным воздействием культурного шока или переутомления. В этой связи психологу важно следить за своим физическим и психоэмоциональным состоянием, рационально организовать свой режим труда и отдыха, уметь быстро восстанавливать высокий уровень работоспособности, используя профессиональные навыки. Также психолог должен быть осведомлен об особенностях культурных традиций, основной религии или поликонфессиональной среде региона ЧС. Необходимо проявлять безоценочное, некритичное отношение к культурным особенностям пострадавших.

Это положение тесно связано с принципом ответственности, который включает осознание специфики взаимодействия с пострадавшими и вытекающей из этого ответственности. Например, за возникновение ситуативных конфликтов, связанных с культурно-этническими особенностями пострадавших. Здесь мы имеем в виду не только работу с представителями разных культур на территории Российской Федерации, где цена профессиональной ошибки специалистов высока, но есть возможность оперативно уточнять значимые культурно-этнические аспекты работы, но также опыт участия в международных гуманитарных операциях на территориях других стран. Нужно помнить о том, что профессиональные ошибки наносят урон имиджу организации и профессии в целом.

Принцип честности включает знание психологом своих профессиональных задач и соответствующих этим задачам функций, осознание ограниченности возможностей как своих собственных, так и своей профессии. Заключение «психотерапевтичекого договора» в условиях ЧС подразумевает бесплатное оказание экстренной психологической помощи.

Принцип осведомленности и добровольного согласия. Перед началом работы специалисту необходимо деликатно уточнить, действительно ли человек согласен на психологическую помощь, и получить подтверждение. Важно разговаривать с людьми, объяснять на доступном языке, что собираются делать специалисты, отвечать на их вопросы. И даже не зная о некоторых особенностях культурных традиций региона, специалист может узнать о них в процессе разговора.

Пострадавший должен быть уведомлен о цели работы, о применяемых методах, предполагаемой динамике его состояния. Специалист должен доступно объяснить, что он собирается делать, что будет происходить в результате этих действий и получить подтверждение, что человек понял объяснение и согласен. Несогласие пострадавшего может быть связано с недоверием к специалисту либо с психологическим сопротивлением работе предложенными методами и стать причиной низкой эффективности психологических мероприятий или ухудшения его самочувствия.

Вербальное общение психолога с пострадавшим может иметь побуждающий, успокаивающий либо суггестивный характер в форме простых вопросов и предложений. Поэтому динамику изменения психоэмоционального состояния пострадавшего, даже относящегося  к совершенно чужой культуре, можно заметить в процессе наблюдения и интервью (Филиппова, Елисеева, 2015).

Принцип конфиденциальности сохраняет свою актуальность в работе с представителями разных культур, но может быть нарушен, если действия пострадавшего могут быть опасны для него самого или для окружающих либо препятствовать стабилизации психоэмоционального состояния.

В работе психологов с представителями разных культур может возникнуть языковой барьер. В этих случаях желательно все же наличие специалиста со знанием языка пострадавшего. В некоторых случаях для выяснения жалоб, изменения самочувствия, эффекта от психологических мероприятий допустимо использование услуг переводчика.

Учитывая особое состояние пострадавших в ЧС, которое укладывается в клиническую картину, описанную в МКБ-10 (F43.0 Расстройства адаптации, Острая реакция на стресс), общение специалистов с пострадавшими имеет свою специфику. Психологи в ЧС больше используют невербальные методы психологической интервенции. Например, в арсенале психологов должна быть специальная «детская укладка», включающая альбомы для рисования, цветные карандаши, фломастеры, игрушки, развивающие игры, конструкторы, головоломки, краски, пластилин, книжки-раскраски, мячики, воздушные шары. Это необходимо для проведения индивидуальных и групповых занятий, направленных на снижение уровня тревоги, работу со страхами, социальную адаптацию и интеграцию ребенка. Данные методы подходят для детей всех культур дошкольного, младшего и среднего школьного возраста, так как являются универсальными средствами детского самовыражения, не затрагивая их еще не сформировавшегося мировоззрения, религиозных и других социальных чувств (Гуревич и др., 2007). Ограничения в работе с детьми возникают при наличии психотической симптоматики.

Если же у ребенка погиб один из родителей или оба, к психологам могут обратиться с просьбой сообщить ребенку о случившемся и посоветовать, как с ним себя вести далее. В этом случае следует учитывать культурные традиции обращающихся. Надо уточнить, как в данной культурной среде принято проводить траурные мероприятия и периоды траура, и с учетом полученной информации формировать стратегию работы с ребенком и рекомендации для его близких.

Для продолжительной работы с представителями других культур в зоне ЧС психологи нуждаются в особых условиях, которые должны быть продуманы и своевременно организованы (Шойгу, 2012).

Пожалуй, самый важный этический принцип, помогающий в работе самим психологам, — это принцип уважения. Уважение специалистом личности пострадавшего, его переживаний, актуальной жизненной ситуации, прав и достоинств, национальности, расы, религии обеспечивает экологичность мероприятий для самого специалиста, служит превенции его эмоционального выгорания. Соблюдение этических принципов работы в целом способствует сохранению психического здоровья специалиста в условиях ЧС (Шойгу, 2015).

Принцип уважения связан с принципом защиты интересов клиента. Этот принцип включает профессиональную позицию по отношению к оказанию помощи. В период работы в зоне ЧС специалист стремится сделать максимально возможное для каждого пострадавшего, с которым он работает. При этом учитывает культурные особенности клиента, постоянно соотносит методы своей работы с правилами культурной среды клиента.

Беспристрастность в отношении к представителям других культур не допускает возможного предвзятого отношения, связанного с социальным положением, религиозно-этнической принадлежностью. Субъективное впечатление, которое может возникнуть у психолога при общении с пострадавшим, а также социальное положение не должны оказывать никакого влияния на выводы и профессиональные действия специалиста.

Модель Кодекса этики европейского психологического сообщества (www.efpa.eu/ethics/ethical-codes) включает четыре основополагающих принципа: уважение личных прав и достоинства; профессиональная компетентность; ответственность; профессиональная честность.

На сегодняшний день оказание психологической помощи пострадавшим в ЧС широко распространено по всему миру. Ряд общественных международных организаций специализируются на оказании первой психологической помощи пострадавшим в разных странах (Филиппова, 2015а). Первая психологическая помощь является альтернативой психологическому дебрифингу. Принцип оказания первой психологической помощи рекомендован Всемирной организацией здравоохранения, международными и национальными экспертными группами. Разработан международный стандарт ее оказания (Первая…, 2014). Однако в пояснении к указанному стандарту сказано, что он предназначен для «использования в странах с низким  и средним уровнем дохода». Подобные пояснения невозможно встретить ни в практическом пособии по экстренной допсихологической помощи (Экстренная допсихологическая помощь, 2012), ни в этическом кодексе РПО. Напротив, в этическом кодексе РПО прямо написано «психолог избегает деятельности, которая может привести к дискриминации клиента по любым основаниям».

Тема нравственных ориентиров, этических принципов работы психологов в ЧС с представителями разных культур остается актуальной для дискуссий в рамках заседаний Комитета психологии кризисов и катастроф Европейской Федерации психологических ассоциаций (Филиппова, 2015а). Обсуждается необходимость наряду с соблюдением этического кодекса Европейской Федерации психологических ассоциаций иметь национальные этические кодексы работы психологов, которые учитывали бы все многообразие культурных, национальных, религиозных и политических особенностей каждой из стран; о необходимости составления этических принципов для отдельных ситуаций.

Ничуть не умаляя гуманных побуждений и уровня нравственной культуры зарубежных коллег, мы лишь сделали попытку выделить особенность профессиональной позиции психологического сообщества России, определенной рамками этического кодекса.

В заключение еще раз подчеркнем следующее:

  • психолог, работающий с пострадавшими в зоне ЧС, должен иметь высокую квалификацию и специальную подготовку;

  • знание и соблюдение этических принципов в работе с людьми в зоне ЧС не менее важны и обязательны для психолога, чем профессиональные знания и навыки;

  • учет всех специфических условий работы в зоне ЧС способствует эффективности оказываемой помощи и сохраняет профессиональное здоровье самого специалиста.

Список литературы

  1. Гуревич К.Г., Тищенко П.Д., Фабрикант Е.Г., Юдин Б.Д. Этические проблемы оказания медицинской помощи в чрезвычайных ситуациях. М.: Изд-во Моск. гум. ун-та, 2007.

  2. Первая психологическая помощь: руководство для работников на местах. Всемирная организация здравоохранения, 2014.

  3. Психология экстремальных ситуаций для спасателей и пожарных / Под общ. ред. Ю.С. Шойгу. М.: Смысл, 2007.

  4. Филиппова М.В. Зарубежный опыт организации и оказания психологической помощи пострадавшим в чрезвычайных ситуациях // Технология гражданской безопасности. 2015а. Т. 12.  № 1 (43). С. 74—78.

  5. Филиппова М.В. Культурно-этническая принадлежность как фактор регуляции поведения пострадавших в чрезвычайных ситуациях // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 2015б. № 2. С. 128—133.

  6. Филиппова М.В., Елисеева И.Н. Опыт оказания экстренной психологической помощи в полевых условиях в составе мобильного госпиталя пострадавшим в результате землетрясения в Республике Гаити в 2010 г. // Мат-лы Междунар. науч.-практ. конф. «Психологические последствия радиационных аварий и других чрезвычайных ситуаций» (Москва, 21 мая 2015 г.). М.: Тип. «Квадратон», 2015. С. 88—91. URL: http://www.psi.mchs.gov.ru

  7. Шойгу Ю.С. Организация деятельности психологической службы МЧС России // Национальный психол. журн. 2012. № 1 (7). С. 131—133.

  8. Шойгу Ю.С. Система сохранения психического здоровья в чрезвычайной ситуации // Мат-лы Междунар. науч.-практ. конф. «Психологические последствия радиационных аварий и других чрезвычайных ситуаций» (Москва, 21 мая 2015 г.). М.: Тип. «Квадратон», 2015. С. 96—101. URL: http://www.psi.mchs.gov.ru

  9. Шойгу Ю.С., Павлова М.В. Культурно-специфические и культурно-неспецифические реакции пострадавших в чрезвычайных ситуациях // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 12. Психология. Социология. Педагогика. 2010. № 1. С. 300—306.

  10. Шойгу Ю.С., Пыжьянова Л.Г. Прогнозирование и управление социально-психологическими рисками во время чрезвычайной ситуации // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 2011. № 4. С. 76—83.

  11. Экстренная допсихологическая помощь. М.: Объед. ред. МЧС России, 2012.

  12. Экстренная психологическая помощь / Под общ. ред. Ю.С. Шойгу. М.: Объед. ред. МЧС России, 2012. (Настольная книга психолога МЧС России.)

Для цитирования статьи:

Шойгу Ю. С., Филиппова М. В. Этические аспекты экстренной психологической помощи представителям разных культур//Вестник Московского университета.Серия 14. Психология.- 2015.- №3 -с.108-116

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Контакты
Вестник Московского университета. Серия 14. Психология, 2006 - 2018


Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер