ISSN 0137-0936 (Print)
ISSN 2309-9852 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск

Капустин С.А. Стили родительского воспитания в семьях клиентов психологической консультации по детско-родительским проблемам // Вестник Московского университета.Серия 14.Психология.- 2014.- №4 -с.76-90.

Автор(ы): Капустин С. А. ;

Аннотация

В статье предложена классификация стилей родительского воспитания, встречавшихся в семьях клиентов психологической консультации, которые обратились за помощью в решении детско-родительских проблем. Данная классификация создана в результате обследования 176 семей. На основе данных бесед с клиентами выявлены и описаны два основных стиля родительского воспитания — гиперопека и сверхтребовательность. Их описания даны по трем составляющим взаимоотношений родителей со своими детьми — когнитивной, эмоциональной и поведенческой. Выявлены и описаны различные виды гиперопеки и сверхтребовательности: локальная и тотальная, умеренная и сильная, «больничная», тревожная и любящая гиперопека; локальная и тотальная, умеренная и сильная, мягкая, жесткая и жестокая сверхтребовательность. Содержательная характеристика всех этих видов также была дана по отдельным составляющим взаимоотношений родителей со своими детьми. Данная классификация по сравнению с известными дает возможность более четко определить содержательное сходство и различие разных стилей воспитания по каждой из выделенных составляющих.

PDF: /pdf/vestnik_2014_4/vestnik_2014-4_76-90.pdf

Поступила: 03.06.2014
Страницы: 76-90

Ключевые слова: психологическое консультирование; детско-родительские проблемы; классификация стилей родительского воспитания; гиперопека; сверхтребовательность;

Доступно в on-line версии с 31.12.2014

Наш опыт работы в психологической консультации по детско-родительским проблемам свидетельствует о том, что в подавляющем большинстве случаев у детей наблюдаются проблемы социальной адаптации. По мнению ряда психологов и психиатров (Архиреева, 1990; Буянов, 1984; Гарбузов и др., 1977; Захаров, 1998; Личко, 1983; Райс, 2000; Спиваковская, 1988; Тарнавский, 1990; Шэффер, 2003; Baumrind, 1971; Roe, Siegelman, 1963), к числу важнейших факторов, влияющих на возникновение у детей таких проблем, относятся практикуемые в их семьях стили родительского воспитания (СРВ), которые можно определить как относительно устойчивые особенности взаимоотношений родителей и детей. Вместе с тем сами эти стили остаются недостаточно изученными. Анализ литературы позволил нам выявить две проблемы, требующие дальнейших исследований.

Первая проблема — отсутствие среди исследователей согласия как в используемой терминологии, так и в содержательном описании СРВ. У разных авторов сходные по содержанию стили могут иметь разные названия. Например, в работе А. Роу и М. Сайгельмана (Roe, Siegelman, 1963) СРВ, который характеризуется тем, что в семье ребенок занимает центральное, привилегированное положение, родители балуют его, стремятся оградить от трудностей и неприятностей, ограничить его самостоятельное, независимое поведение, называется гиперопекой. Похожий по содержанию стиль В.И. Гарбузов и коллеги (1977) называют «эгоцентрическим», Э.Г. Эйдемиллер (1996) — «потворствующей гиперпротекцией», А.С. Спиваковская (1988) указывает на его наличие в «семьях с кумиром». И наоборот, СРВ, обозначаемые разными авторами одними и теми же названиями, по содержанию могут различаться. Например, в отличие от вышеупомянутого описания гиперопеки А. Роу и М. Сайгельманом (Roe, M.Siegelman, 1963) в работе Ю.Б. Тарнавского (1990) этот стиль определяется иначе: родители уделяют ребенку чрезмерное внимание, постоянно навязывают ему свое мнение, диктуют каждый шаг, ограничивают самостоятельность, лишают возможности общения с другими детьми. У М.И. Буянова (1984) мы находим уже третий вариант описания этого стиля: ребенок лишен самостоятельности, его инициатива подавляется. В нем уже не содержится ни того, что в семье ребенок занимает центральное, привилегированное положение, родители балуют его, стремятся оградить от трудностей и неприятностей, как у А. Роу и М. Сайгельмана (Roe, M.Siegelman, 1963), ни того, что родители уделяют ребенку чрезмерное внимание и лишают возможности общения с другими детьми, как у Ю.Б. Тарнавского (1990).

Вторая проблема — отсутствие общепринятой классификации СРВ. Существующие классификации различаются и по количеству видов, и по их названиям. Например, Д. Баумринд (Baumrind, 1971) выделяет 3 стиля (авторитарный, авторитетный, попустительский), в работе А. Роу и М. Сайгельмана (Roe, Siegelman, 1963) представлено 6 стилей с совершенно другими названиями (отвержение, безразличие, гиперопека, сверхтребовательность, устойчивость, родительская любовь), а у А.Е. Личко (1983) их уже 9, и все с новыми названиями (гипопротекция, доминирующая гиперпротекция, потворствующая гиперпротекция, эмоциональное отвержение, условия жестких взаимоотношений, повышенная моральная ответственность, потворствующая гипопротекция, воспитание в атмосфере «культа болезни», противоречивое воспитание).

<>С нашей точки зрения, эти проблемы во многом обусловлены тем, что в описаниях различных СРВ отсутствует общепринятая структура. На основе материалов, собранных в процессе работы с семьями, обращавшимися в психологическую консультацию за помощью в решении детско-родительских проблем, нами была предпринята попытка разработки классификации СРВ, встречавшихся в этих семьях, которая опирается на хорошо известную в психологии структуру описания установок человека по трем составляющим — когнитивной, эмоциональной и поведенческой (Бернс, 1986). Цель настоящей работы — представить эту классификацию.

Эмпирический материал для данной классификации был получен в ходе консультативной работы со 176 семьями. В большинстве случаев эти семьи были полными с одним или двумя детьми. В консультацию обращались преимущественно матери (одни или с мужьями) по поводу проблем с единственным ребенком или с одним из детей. Возраст этих детей варьировал от 3 до 17 лет. Из них детей мужского пола было 112 человек (64%), женского ¾ 64 (36%). Наиболее типичные проблемы, которые беспокоили родителей, ¾ это частые конфликты ребенка с учителями, сверстниками или членами семьи. Основным методом сбора данных об используемых в этих семьях стилях воспитания был метод беседы. Беседа проводилась со всеми пришедшими в консультацию членами семьи.

Результаты

Анализ протоколов консультационных бесед позволил выявить во всех 176 семьях одну общую особенность СРВ: хотя бы один взрослый (отец, мать, бабушка или дедушка) осуществлял чрезмерно активное вмешательство в жизнь ребенка, заключающееся в организации и управлении его поведением. Однако характер этого вмешательства различался в зависимости от того СРВ, в котором он присутствовал.

Нами было выявлено два основных СРВ, которые мы обозначили широко распространенными в литературе названиями: гиперопека и сверхтребовательность (Архиреева, 1990; Буянов, 1984; Тарнавский, 1990; Roe, Siegelman, 1963). Эти стили встречались как в чистом, так и в смешанном виде.

К чистому виду (74% от общего числа случаев) были отнесены такие семьи, в которых наблюдался только один из двух основных СРВ — либо гиперопека, либо сверхтребовательность. При этом не учитывалось, использует ли его только один член семьи или несколько. Для смешанного вида (20% от общего числа случаев) было характерно либо одновременное сочетание гиперопеки и сверхтребовательности, исходящих от разных членов семьи (12%), либо последовательное их сочетание (8%), при котором достаточно длительный период жизни ребенка в условиях гиперопеки сменялся периодом сверхтребовательности со стороны хотя бы одного из членов семьи (смены сверхтребовательности на гиперопеку у наших клиентов не наблюдалось). В 3% случаев, которые мы отнесли к категории особых, наблюдалось присутствие и одновременного, и последовательного сочетания гиперопеки со сверхтребовательностью. В ряде случаев нам не удалось четко разграничить гиперопеку и сверхтребовательность, поскольку во взаимоотношениях родителей с детьми присутствовали черты обоих стилей. Эти случаи мы назвали промежуточными, и они составили также 3% от всех случаев.

В семьях наших клиентов гиперопека встречалась в чистом виде в 47% случаев, в смешанном ¾ в 20%. В 90% всех этих случаев данный стиль воспитания наблюдался по женской линии (у матерей ¾ 55%, у бабушек ¾ 35%). Лишь в 7% случаев гиперопека отмечалась у отцов и в 3% ¾ у дедушек. Гиперопека по отношению к мальчикам встречалась в 68% случаев, т.е. в 2 раза чаще, чем по отношению к девочкам.

Сверхтребовательность в чистом виде наблюдалась в 27% случаев, в смешанном ¾ в 20%, т.е. в целом на 20% реже, чем гиперопека. В большинстве случаев (71%) она так же, как и гиперопека, встречалась по женской линии (у матерей ¾ в 63% случаев, у бабушек ¾ в 8%), но по сравнению с ней на 19% реже. Со стороны отцов сверхтребовательность отмечалась в 28% случаев, а со стороны дедушек ¾ в 1%. Сверхтребовательность встречалась чаще по отношению к мальчикам (в 64% случаев), т.е. так же, как и гиперопека, приблизительно в 2 раза чаще, чем по отношению к девочкам.

Гиперопека

Когнитивная составляющая гиперопеки проявляется в том, что родители[1] рассматривают своего ребенка как очень дорогое и вместе с тем слабое, беспомощное существо, которое нуждается в постоянной помощи и защите, поскольку его жизнь переполнена трудностями и опасностями. Эмоциональная составляющая характеризует взаимоотношения между родителями и детьми как очень близкие, теплые, доверительные и доброжелательные. Поведенческая составляющая заключается в чрезмерно активном вмешательстве родителей в жизнь своих детей в виде оказания им помощи действиями или советами в решении повседневных задач.

Помимо указанных трех основных характеристик гиперопеки можно выделить ряд дополнительных, позволяющих говорить о наличии нескольких ее видов. Эти виды различаются по трем основаниям: по диапазону гиперопеки, ее степени и дополнительным доминирующим установкам родителей по отношению к ребенку. Следует иметь в виду, что на практике иногда могут возникать трудности отнесения какого-то конкретного случая гиперопеки к тому или иному виду, поскольку они плавно переходят друг в друга.

По диапазону гиперопеки можно выделить два ее вида — локальную и тотальную.

Локальная гиперопека отмечалась в 4% случаев. Этот вид гиперопеки касается преимущественно сферы учебной деятельности ребенка и особенно ярко проявляется в чрезмерной помощи ему в приготовлении домашних заданий.

Случай 1. В консультацию обратилась мать с сыном Андреем (7 лет). По словам матери, уроки он делает только с ней, так как «нужно стоять за его спиной, иначе он отвлекается, достает машинки, смотрит в окно. Если отвернуться, то делает сразу 3—4 ошибки». Мать отмечает, что он «очень ориентирован на помощь», постоянно обращается к ней: «Я не понимаю, давай сделаем вместе, посиди около меня», и мама всегда «старалась помочь». Андрюша пишет в прописи только под диктовку матери, что, по ее мнению, «легче для него». Когда считает, проговаривает все вслух, задавая ей вопросы: «Куда скобку ставить? Что писать дальше?» и т.д.

Тотальная гиперопека (остальные 96% случаев) характеризуется чрезмерным участием родителей не только в организации учебной деятельности ребенка, но и, например, при одевании, кормлении, укладывании спать, организации игр, выборе друзей и др.

Случай 2. В консультацию обратилась мать с дочерью Юлей (11 лет). По словам матери, «это очень долгожданный ребенок, все делалось для него, ведь он у меня один». Мать ежедневно делает вместе с Юлей уроки: «Сижу рядом, проверяю, направляю, не даю отвлекаться на телевизор, на кошку». Так же она проверяет и сбор портфеля у дочки: «Вытряхиваю все из портфеля и проверяю сама, все ли она взяла». Она водит Юлю в кружки, в школу, гуляет с ней во дворе, выезжает вместе с ней в летние лагеря, до сих пор иногда одевает дочку, убирает за ней постель.

По степени гиперопеки можно выделить также два ее вида — умеренную и сильную. Степень гиперопеки в целом зависит от степени эмоциональной близости родителей с ребенком. Как правило, чем более близкими являются отношения между родителями и детьми, тем в большей степени проявляется вмешательство родителей в жизнь ребенка. Поэтому для сильной гиперопеки характерна бОльшая степень эмоциональной близости между родителями и детьми и бОльшая степень вмешательства родителей в жизнь ребенка, чем при умеренной гиперопеке.

При сильной гиперопеке, наблюдавшейся в 38% случаев, отношения между родителями и детьми можно обозначить как симбиотические, при которых родитель и ребенок представляют собой неразлучную пару, проводящую бОльшую часть времени вместе.

Случай 3. В консультацию обратилась мать с сыном Сергеем (6 лет). По словам матери, «Сережа ¾ это только мой ребенок, поэтому в его воспитание никто не вмешивается». В беседе мать отмечает, что «очень ждала появления ребенка». Сережа рос в обстановке заботы и любви, «не знал отказов и запретов, выполнялись все его прихоти и желания, самым большим наказанием для него был угол, и то его ставили туда очень редко». С детства мать и сын неразлучны и очень привязаны друг к другу. Мать сообщает, что «Сережа является самой большой ценностью для нее», поэтому она всегда очень беспокоится о нем: «Моя рука всегда была на его капюшоне, вдруг он упадет? И до сих пор так: я буквально тащу его под мышкой, боюсь за него».

В качестве примера умеренной гиперопеки, которая составила остальные 62%, можно указать на уже приведенный ранее случай 2.

По дополнительным доминирующим установкам родителей по отношению к ребенку можно выделить три вида гиперопеки — «больничную», тревожную и любящую.

При «больничной» гиперопеке (20% случаев) ребенок рассматривается как физически слабый и болезненный и поэтому требующий дополнительного ухода, заботы и внимания. Доминирование этой установки чаще встречается в тех случаях, когда дети действительно физически менее развиты, чем их сверстники, часто болеют или имеют хронические заболевания.

Случай 4. В консультацию обратилась мать с дочерью Еленой (17 лет). По словам матери, Лена была болезненным ребенком, с двухнедельного возраста постоянно страдала простудными заболеваниями, часто лежала в больнице. С 4 до 5 лет девочка посещала детский сад, а в остальное время мать находилась с ней дома и, как она сама характеризует этот период, «опекала, что-то за нее делала, ведь с болезненным ребенком нужно сидеть дома и обходиться по-хорошему». С 1-го класса Лена делала уроки вместе с мамой. Из-за частых болезней и пропусков отставала от учебной программы, поэтому мать всегда очень жалела дочку, старалась с ней заниматься, объяснять ей пропущенный материал и освобождать от какой-либо лишней нагрузки, например от работы по дому, стремясь помочь и выполнить что-то за нее.

При тревожной гиперопеке (12% случаев) жизнь ребенка рассматривается родителями как переполненная опасностями, которым он не может противостоять самостоятельно, и поэтому его следует постоянно держать в поле внимания, оберегая от этих опасностей.

Случай 5. В консультацию обратилась мать с дочерью Марией (15 лет). По словам матери, из-за страха за дочку она с раннего детства участвует в организации ее жизни, боясь, что с ней может случиться что-нибудь плохое. Тревога за судьбу Маши выражалась в принятии решений за нее и частых советах, например: «Иди в магазин этой дорогой, к автобусам не подходи, не иди, где грязно». По словам Маши, мама «опекает ее даже больше, чем она сама себя».

При любящей гиперопеке (35% случаев) ребенок рассматривается как сверхценное для родителей существо, своего рода кумир семьи, которому следует поклоняться, служить, приносить себя в жертву. Данная установка чаще всего встречается в семьях, где ребенок по самым разным причинам является очень долгожданным.

Случай 6. В консультацию обратилась мать с сыном Павлом (8 лет). Как отмечает мать, с 1,5 лет Паша постоянно находился в центре ее внимания. Она водила его в бассейн, в школу искусств, на занятия танцами, разучивала стихотворения. Родители высоко оценивают способности своего сына. Ему ни в чем не было отказа, его никогда не наказывали, всегда организовывали его занятия и игры. Например, если Паша хотел сделать бумажный самолет, то кто-то из родителей садился рядом и помогал ему. Если через некоторое время Паша хотел поиграть в шахматы, побороться, попить чаю и т.д., то все желания сразу исполнялись.

К характеристике последних трех видов гиперопеки следует добавить, что в очень многих случаях (33%) их невозможно было четко различить, поскольку при гиперопеке наблюдается одновременное сочетание всех трех выделенных нами установок родителей по отношению к своим детям. Все родители заботятся о здоровье своих детей, тревожатся за них и очень любят. Указанные виды гиперопеки выделяются на основании относительного доминирования какой-то одной из одновременно существующих установок.

Сверхтребовательность

Когнитивная составляющая сверхтребовательности проявляется в том, что родители рассматривают ребенка как объект воспитания, своего рода сырой материал, из которого необходимо сделать полноценного человека с определенными качествами, важными, по их мнению, для успешной жизни в обществе. Свою родительскую миссию они видят в том, чтобы сформировать у него эти качества. Эмоциональная составляющая в целом характеризуется большей дистанцией во взаимоотношениях по сравнению с гиперопекой. При этом степень эмоциональной близости родителей к своим детям зависит от того, насколько поведение детей соответствует их требованиям, и поэтому может меняться, т.е. в их эмоциональном отношении всегда присутствует элемент условности. Если ребенок ведет себя так, как хотят родители, то отношения между ними более близкие, и наоборот — если он не соответствует их представлениям о том, каким он должен быть, то степень эмоциональной близости родителей к ребенку уменьшается вплоть до стойкого неприятия и отвержения. В отличие от сверхтребовательности при гиперопеке эмоциональная близость более постоянна и безусловна. Поведенческая составляющая так же, как и при гиперопеке, заключается в чрезмерно активном вмешательстве родителей в жизнь ребенка. Однако это вмешательство осуществляется уже не в виде помощи, а в виде требований, без учета его собственных интересов и желаний. Предъявляя к ребенку определенные требования, родители строго контролируют их исполнение, а в случае несоответствия поведения ребенка этим требованиям к нему применяются различного рода санкции — от мягкого осуждения до суровых наказаний.

Так же как и гиперопека, сверхтребовательность имеет несколько разновидностей. Они различаются по трем основаниям: по диапазону сверхтребовательности, по ее степени и по применяемым родителями по отношению к своим детям санкциям. Виды сверхтребовательности так же, как и виды гиперопеки, плавно переходят друг в друга, и поэтому на практике могут быть трудности в отнесении отдельных конкретных случаев сверхтребовательности к тому или иному виду.

По диапазону сверхтребовательности можно выделить два ее вида — локальную и тотальную.

Локальная сверхтребовательность (21% случаев) касается преимущественно сферы учебной деятельности. Она заключается в постоянном предъявлении родителями требований к ребенку по поводу его успеваемости и поведения в школе, а также в контроле за их исполнением.

Случай 7. В консультацию обратилась мать с сыном Александром (11 лет). С 1-го класса каждый день отец контролировал приготовление домашних заданий у сына. Постоянно смотрел Сашины тетради и, если находил помарки или ошибки, заставлял переписывать задания по несколько раз, пока все не было написано чисто и грамотно. Гулять его отпускали только тогда, когда он сделает уроки. А так как на их приготовление уходило почти все время, он практически не гулял. Также отец требовал четкого ведения дневника, подробных записей домашнего задания, говоря при этом: «Дневник ¾ твой паспорт, даже если не задано, то пиши “не задано”».

Тотальная сверхтребовательность (остальные 79% случаев) характеризуется предъявлением ребенку требований, касающихся качеств его личности в целом, а также правил и норм поведения, которые он должен выполнять.

Случай 8. В консультацию обратилась мать с сыном Иваном (12 лет). Как сообщила в беседе мать, с раннего детства она старалась приучить сына к порядку, аккуратности, четкому и тщательному выполнению ее указаний: «Я все время указывала ему, требовала полного и правильного выполнения этих указаний, обращала внимание на все его промахи и недостатки, постоянно делала замечания и придиралась». Часто говорила сыну, что он слишком несобранный, неорганизованный, никакое дело не может толком закончить. Когда Иван брался за какое-либо дело, например собрать скворечник, мать начинала делать ему постоянные замечания: «Видишь, здесь неправильно, тут криво, нужно было лучше изучить схему и инструкцию».

По степени сверхтребовательности также можно выделить два ее вида — умеренную и сильную.

В отличие от умеренной сверхтребовательности сильная (30% случаев) характеризуется большей частотой предъявления требований и плотностью контроля за их исполнением.

Случай 9. В консультацию обратилась мать с дочерью Ритой (12 лет). Как сообщила в беседе мать, уже с 3-недельного возраста она стала развивать Риту: читала детские книжки, включала музыку. Затем последовали кружок керамики, занятия английским языком, компьютерные курсы, бассейн. Мать отмечает, что всегда руководила дочкой, настаивала на своем мнении, много требовала: «Ты еще ребенок, а я твоя мама, будешь меня слушать, ты должна мне подчиняться. Ты должна все делать именно так, а не по-другому». Когда дочка протестовала, мать ставила условия: «Если не будешь ходить на компьютерные курсы, летом не куплю тебе одежду, будешь грубить, заберу магнитофон».

В качестве примера умеренной сверхтребовательности (остальные 70% случаев) можно указать на уже приведенный ранее случай 8.

По применяемым родителями по отношению к своим детям санкциям можно выделить три вида сверхтребовательности — мягкую, жесткую и жестокую.

Мягкая сверхтребовательность (59% случаев) характеризуется тем, что родители предъявляют ребенку требования в форме настойчивых дружеских советов, уговоров, просьб и пожеланий. В случае невыполнения их требований они применяют к ребенку такие санкции, как словесное порицание, взывание к его совести, создание чувства вины, лишение на время родительской любви и т.п. При мягкой сверхтребовательности преобладают достаточно теплые и близкие эмоциональные отношения между родителями и детьми.

Случай 10. В консультацию обратились мать и отец с сыном Алексеем (7 лет). Мать находилась дома вместе с Лешей с его рождения. По ее словам, у нее есть определенная позиция, которой она следует при воспитании сына: «У меня есть идеи: что можно, а что нельзя, надо смотреть на вещи проще и быть строже. Ребенок должен знать и выполнять определенные правила, хотя иногда можно отойти от этого. К тому же он должен слушаться, должен быть аккуратным, нормально сидеть, есть». Если Леша что-то натворит или заупрямится, то родители, как правило, говорят: «Мы сейчас уйдем». После этого сын просит прощения, а родители ставят своеобразное условие: «Если мириться, то ты должен быть хорошим».

Необходимо специально отметить, что в выделенной нами группе промежуточных случаев (3%) было трудно отграничить именно мягкую сверхтребовательность от гиперопеки, вероятно, потому, что в действительности между ними четкой границы нет.

При жесткой сверхтребовательности (30% случаев) родители предъявляют требования к ребенку в достаточно резкой форме, используя в качестве санкций словесные оскорбления и наказания в виде лишения прогулок, покупок, ограничений контактов с друзьями, развлечений. В связи с этим эмоциональные отношения между родителями и детьми характеризуются большей дистанцией, зачастую с преобладанием эмоционального неприятия родителями своего ребенка ввиду его частого несоответствия их требованиям.

Случай 11. В консультацию обратились мать и отец с сыном Тимофеем (16 лет). По словам родителей, у ребенка всегда был достаточно жесткий режим дня, от которого он не мог отступить. Например, его отводили в школу, потом забирали, кормили и после этого везли в бассейн. Затем забирали оттуда, делали вместе уроки, а на прогулки времени практически не оставалось. На вопрос, не протестовал ли мальчик против такой схемы жизни, мать ответила: «Когда маленький был (до 5-го класса), не протестовал, так как знал, что это бесполезно, его все равно возьмут и повезут. Многое решалось за него и вместо него». Если Тимофей плохо учился и не следовал родительским указаниям, то отец его наказывал: не пускал гулять и иногда мог побить. Мать Тимофея говорит: «Сын в последнее время не понимает нормального спокойного разговора, а если стукнуть, то поймет. Получается, что сейчас только палка на него и действует».

Жестокая сверхтребовательность (10% случаев) характеризуется склонностью родителей строго наказывать ребенка даже за мелкие проступки, используя при этом грубые оскорбления, издевательства и телесные наказания. Эмоциональные отношения при данном виде сверхтребовательности характеризуются стойким чувством враждебности и даже ненависти родителей к своему ребенку.

Случай 12. В консультацию обратились мать и отец с сыном Евгением (13 лет). В ходе беседы отец сам сообщил о своей чрезмерной требовательности по отношению к сыну и контроле над его поведением, что выражалось в многочисленных запретах, ограничениях и частых телесных наказаниях за малейшее непослушание. Особая придирчивость и жестокое обращение со стороны отца наблюдалось, когда он возвращался домой в нетрезвом состоянии, а пил отец практически каждый день. Иногда Жене с мамой приходилось закрываться от него в ванной.

Описанные стили родительского воспитания, встретившиеся нам в семьях клиентов психологической консультации, можно представить в виде родовидовой классификации

Схема родовидовой классификации основных стилей родительского воспитания и их разновидностей в семьях клиентов психологической консультации

Схема родовидовой классификации основных стилей родительского воспитания и их разновидностей в семьях клиентов психологической консультации. Указаны основания классификации, названия стилей, а также частоты их встречаемости в процентах

Обсуждение

Предложенная нами классификация стилей родительского воспитания, встречавшихся в семьях, обратившихся в психологическую консультацию, существенно отличается от представленных в литературе. Это отличие касается общего принципа ее построения.

В настоящее время известны два типа классификаций. Первый тип, который явно доминирует в литературе, строится на основе выявления (преимущественно в беседе с родителями и их детьми) качественных особенностей различных стилей воспитания. К основным недостаткам этих классификаций можно отнести то, что вследствие отсутствия единой структуры описания различных стилей в них нет четких критериев их сходства и различий. Второй тип строится на основе результатов, полученных с помощью опросников, с последующим применением к ним факторного анализа, как это сделано, например, в работе Е. Шэйфера (Schaefer, 1959). С помощью этой математической процедуры выделяются независимые факторы, являющиеся основаниями классификаций. Основной недостаток этих классификаций состоит в том, что они в полное мере не учитывают качественное своеобразие различных стилей воспитания, оценивая их слишком обобщенными категориями.

С нашей точки зрения для классификации выявленных в нашем исследовании стилей родительского воспитания более адекватным оказался так называемый родовидовой принцип в сочетании с использованием четких содержательных критериев их различения по трем составляющим (когнитивной, эмоциональной и поведенческой). Как видно на рисунке, в наших случаях общая особенность всех стилей воспитания содержательно характеризуется по поведенческой составляющей как чрезмерно активное вмешательство взрослых членов семьи в жизнь ребенка. Основные стили воспитания (гиперопека и сверхтребовательность), встречающиеся как в чистом, так и в смешанном виде, различаются одновременно по определенным содержательным характеристикам когнитивных, эмоциональных и поведенческих составляющих. Наличие промежуточного типа свидетельствует о том, что различить основные типы даже по всем трем критериям зачастую невозможно. Разделение видов гиперопеки и сверхтребовательности по диапазону и степени производится главным образом по содержательным характеристикам поведенческих составляющих. Классификация гиперопеки на «больничную», тревожную и любящую осуществляется по содержанию когнитивных и эмоциональных составляющих, а классификация сверхтребовательности на мягкую, жесткую и жестокую ¾ по содержанию поведенческих и эмоциональных составляющих. Тем самым использование в нашей классификации родовидового принципа ее построения в сочетании с четкими содержательными критериями различения стилей родительского воспитания по отдельным составляющим позволило нам выявить и сходство, и достаточно тонкие качественные различия между ними.

Выводы

Результаты проведенного исследования стилей родительского воспитания в семьях клиентов, обратившихся в психологическую консультацию за помощью в решении детско-родительских проблем, позволяют сделать следующие выводы.

  1. На основании данных бесед с клиентами выявлены и описаны два основных стиля родительского воспитания — гиперопека и сверхтребовательность, которые встречались как в чистом, так и в смешанном виде (в последовательном и одновременном их сочетании). Их описания были даны по трем составляющим взаимоотношений родителей со своими детьми — когнитивной, эмоциональной и поведенческой.
  2. Выявлены и описаны различные виды гиперопеки и сверхтребовательности: локальная и тотальная, умеренная и сильная, «больничная», тревожная и любящая гиперопека; локальная и тотальная, умеренная и сильная, мягкая, жесткая и жестокая сверхтребовательность. Содержательная характеристика всех этих видов также была дана по отдельным составляющим взаимоотношений родителей со своими детьми.
  3. Данная классификация по сравнению с известными дает возможность более четко определить содержательное сходство и различие разных стилей воспитания по каждой из выделенных составляющих.

Список литературы

Архиреева Т.В. Родительские позиции как условие развития отношения к себе ребенка младшего школьного возраста: Дисс. … канд. психол. наук. М., 1990.

Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М.: Прогресс, 1986.

Буянов М.И. Ребенку нужна родительская любовь. М.: Знание, 1984.

Гарбузов В.И., Захаров А.И., Исаев Д.Н. Неврозы у детей и их лечение. Л.: Медицина, 1977.

Захаров А.И. Неврозы у детей и психотерапия. СПб.: Союз, 1998.

Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Л.: Медицина, 1983.

Райс Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. СПб.: Питер, 2000.

Спиваковская А.С. Профилактика детских неврозов. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988.

Тарнавский Ю.Б. Срыва можно избежать: Неврозы, их лечение и профилактика. М.: Медицина, 1990.

Шэффер Д. Дети и подростки: психология развития. СПб.: Питер, 2003.

Эйдемиллер Э.Г. Методы семейной диагностики и психотерапии. М.: Фолиум, 1996.

Baumrind D. Current patterns of parental authority // Developmental Psychology Monograph. 1971. Vol. 4. P. 1—103.

Roe A., Siegelman M. A parent-child relations questionnaires // Child Development. 1963. Vol. 34. P. 355—369.

Schaefer E.S. A circumplex model for maternal behavior // Journal of Abnormal and Social Psychology. 1959. Vol. 59. P. 226—235.

1. Здесь и далее мы используем слово «родители» более широко, обозначая им не только матерей и отцов детей, но и их прародителей, т.е. бабушек и дедушек.

Для цитирования статьи:

Капустин С.А. Стили родительского воспитания в семьях клиентов психологической консультации по детско-родительским проблемам // Вестник Московского университета.Серия 14.Психология.- 2014.- №4 -с.76-90.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Контакты
Вестник Московского университета. Серия 14. Психология, 2006 - 2018


Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер