ISSN 0137-0936 (Print)
ISSN 2309-9852 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск

Зинченко Ю.П. Психология безопасности как социально-системное явление. Вестник Московского университета. Серия 14. Психология - 2011. - №4 - с. 4-11.

Автор(ы): Зинченко Ю. П.;

Аннотация

Психология безопасности рассматривается через социально-системный поиск соприкосновений и взаимодополнений существующих достижений психологической науки и концептуальных представлений о безопасности. Показаны возможности системного видения безопасности, познавательно-практический характер психологии безопасности, раскрыты возможности исследования психологии безопасности как социально-теоретического конструкта. Обосновывается многоаспектный подход к безопасности. Обсуждаются методологические задачи психологии безопасности.

PDF: /pdf/vestnik_2011_4/vestnik_2011-4_4-11.Pdf

Страницы: 4-11

Ключевые слова: безопасность личности; системный подход; социально-теоретический конструкт; концепция безопасности; социально-психологические основания безопасности;

Психология безопасности как социально-системное явление

Анализ отечественной и зарубежной литературы показывает, что проблема психологии безопасности как самостоятельное направление научного анализа и приоритетная научно-практическая задача достаточно целостно до настоящего времени не рассматривалась. Безопасность — сложный социальный феномен, многоплановый и многогранный в своих структурных составляющих и проявлениях, отражающий противоречивые интересы в отношениях различных социальных субъектов. Анализ оппозиции «опасность—безопасность» приводит к выводу о востребованности более широкого синтеза гуманитарного знания, в контексте которого данная категория может рассматриваться как базовая. В качестве субъектов и одновременно объектов психологии безопасности могут выступать отдельный человек, группа, общество, причем некоторые из них — сразу в нескольких ипостасях. Человек — как отдельная личность и как член той или иной социальной группы и общества в целом; социум как субъект психологии безопасности реализует в структурно-функциональных форматах безопасность индивида, группы, задачи коллективной безопасности. «Театр безопасности — это театр ролевых импровизаций. В нем всего три актера: человек, общество и государство. Правда, человек выступает в нем в двух ипостасях: индивидуальной — как отдельная личность и коллективной — как та или иная социальная группа (возрастная, поселенческая, этническая, профессиональная и т.д.), входящая в состав одного общества или разделенная между двумя и более обществами. Равным образом актер-государство в некоторых сценических эпизодах “умножается” в сообщество государств. И каждый актер может озвучивать свой текст двояким образом — как написанный в страдательном или в действительном залоге, исполнять две роли — субъекта и объекта безопасности. Ему даны обе возможности; по отношению к собственной безопасности он всегда и скульптор, и глина, и Пигмалион, и Галатея. Кем он оказывается в действительности в каждый данный момент, какая возможность взыскивается, а какая пропадает втуне, зависит не только от него самого, но и от других актеров»[1]

Сегодня существует принципиальная возможность рассмотреть актуальную проблему психологии безопасности через социально-системный поиск соприкосновений и взаимодополнений существующих достижений психологической науки и концептуальных представлений о безопасности, предлагаемых специалистами по информационной, военной, международной, межэтнической, корпоративной безопасности. Изучение безопасности как системы тесным образом связано с представлением о неразрывной связи безопасности личности с безопасностью общества. Системное видение безопасности открывает возможности познания закономерностей развития и функционирования человека как «элемента», живущего жизнью всей системы. С помощью системного подхода описываются механизмы функционирования психических явлений, а также механизмы, определяющие динамику и направленность психического развития. Среди этих механизмов важнейшее место занимают две системы — система саморегуляции, самоорганизации деятельности и система структурирования субъектного опыта. Они определяют активную, целенаправленную и конструктивную позицию человека в повседневной жизнедеятельности, а также перспективу и основания психологической безопасности личности. Достаточно абстрактное понятие безопасности, вступая в новые связи и отношения, наполняется содержанием, восходит от абстракции, заданной единичной дефиницией, к конкретности благодаря системным признакам, существенным для данной содержательной области. Это проявляется в конкретных действиях личности по отношению к группе и социуму в различных сферах и направлениях. Поле теоретических исследований и практических разработок психологии безопасности сформировалось на стыке самых разных психологических и непсихологических научных дисциплин: общей и социальной психологии, психологии и психофизиологии труда, педагогической психологии, психологии развития, психотерапии, экстремальной психологии, а также общей теории безопасности, социологии, психиатрии, медицины и др. Только междисциплинарный подход может обеспечить осмысление данной проблемы.

Новый методологический подход требует нового понимания задачи, которую можно обозначить следующим образом: построение целостной теории психологии безопасности на основе всестороннего анализа состояния безопасности в его социальной представленности, функциональной действенности, мотивационно-потребностной ориентированности, нормативно-ценностной рефлексивности. Понятно, что через социальные представления человек познает окружающий мир, интерпретирует социальную реальность. Восприятие себя в состоянии безопасности или опасности обусловливает построение определенной картины мира, в которой человек живет и действует. От особенностей конструирования субъективного мира, от восприятия мира через призму опасности/безопасности зависит выстраивание смысложизненных ориентаций, приведение информации о мире в определенную систему, что отражается на самосознании общества и доминирующих в нем ценностях. Одна из психологических потребностей человека в современном мире — потребность в безопасности. Она появляется в раннем детстве и сопровождает человека на протяжении всей жизни. Обеспечение безопасности представляет собой такой социальный опыт, который является одним из самых важных для человека. Именно потребность в безопасности требует от человека постоянного переосмысления происходящих социальных событий и поиска адекватных способов преодоления постоянно возникающих угроз как физическому, так и духовному существованию.

Состояние безопасности оказывает влияние и на иерархию ценностей. В переходном российском обществе очевидна радикальная смена ценностей при крайней поляризации отношений к «старым» и «новым» ценностям. Массовое сознание оказывается не готовым к многомерному видению мира, происходит его «сужение», возникает «слепота» по отношению ко многим общечеловеческим ценностям при массовой деформации духовных. Психология безопасности — единый предмет научного познания психологии, объединяющий в единую предметную область достижения методологии и методов различных сфер психологической науки. Безопасность как психологическая проблема имеет сложную структуру, интегрируя в себе различные сферы деятельности и области социальных отношений, при этом в данной структуре не должно быть разрывов, т.е. все аспекты многофункциональной проблемы обеспечения безопасности должны быть взаимно согласованы и взаимоувязаны. Многообразие представлений о психологии безопасности как науке и практике объясняет и трудность описания ее предмета. Это описание может быть выполнено только при интеграции различных подходов и теоретическом осмыслении проблемы психологической безопасности на разных уровнях: на уровне индивидуального существования человека; на уровне существования больших и малых групп; на уровне существования и функционирования общества.

Следует отметить смысловой формат гипотез о социальной сущности и структурно-функциональных составляющих психологии безопасности в их эффективности применительно к социальной реальности. Достижение безопасности исходит из смыслообразующих возможностей субъекта, преодолевающего кризисные или экстремальные ситуации. Именно личностные образования как «ядро личности» можно рассматривать как базовый фактор формирования безопасности. Также важно отметить, что человек каждый раз пытается расширить доступные ему пределы безопасности, обогатить само ее содержание. Как негативные, так и позитивные цели локализуются в определенных отраслях жизнедеятельности субъекта и тем самым выводят на определенные аспекты или виды безопасности. Сказывается и выбор ракурса или критерия классификации: под его влиянием аспекты/виды безопасности могут объединяться, дробиться, менять конфигурацию, наплывать друг на друга. Особого внимания заслуживает познавательно-практический характер постановки проблемы психологии безопасности. Анализ проблем обеспечения безопасности людей в психологической плоскости формулирует новые задачи: стремление к сохранению психического и физического здоровья, повышение психологической устойчивости, адекватность отражения и отношения к миру, защищенность психики и сознания от изменения против воли человека. Очевидная невозможность оградить человека от всех опасностей, угроз и кризисных состояний, порожденных прогрессом, приводит к необходимости переосмысления понимания сущности безопасности. Возникла реальная необходимость в научной трактовке феномена безопасности как части психологической науки. Важно учитывать принципиальную неполноту научно-практического материала как предмета исследования в силу постоянной актуализации объекта на индивидуальном, групповом и социально-институциональном уровнях. «Полная безопасность со времени первородного греха в принципе недостижима и с тех пор надо выбирать между добром и злом, несмотря на сложность, каждый раз верно идентифицировать их»[2] Последней формы проявления безопасности не будет никогда, нельзя поставить черту и сказать, что безопасность наступила. То, что вчера для человека представляло опасность, сегодня может стать вполне привычной ситуацией. Необходимо учитывать фактор социальной усталости общества и его привыкания (адаптации) к опасности. По прошествии определенного времени опасность может восприниматься уже не как реальная, а как гипотетическая. Так, по данным директора «Левада-центра» Л. Гудкова, россияне практически свыклись с терактами. Почти половина опрошенных (48%) в той или иной степени уверены, что атаки террористов стали «привычным обстоятельством нашей жизни». Это означает, что теракт для россиян «стал рутинным, вполне ожидаемым событием и больше не воспринимается как экстраординарное происшествие»[3]

Ситуация нестабильности оказывается обширным пространством для самых разных психологических процессов, в связи с чем границы социальных категорий размыты, особенно когда речь идет о такой широкой категории, как безопасность. Радикальные трансформации общества стали частью жизни, в результате чего представление о границах и формах безопасной жизни постоянно меняется, меняются оценки их значимости порою на обратные по отношению к тем, которые существовали на начальных этапах изменений. Возможность исследования психологии безопасности как социально-теоретического конструкта позволяет создать новую концепцию безопасности, главная идея которой заключается в том, что прогресс влияет на жизнь людей, гарантирует основные свободы личности, обеспечивает ее безопасность и благополучие, а также достойный уровень развития общества в целом. Поощрение, уважение и защита прав человека тесно связаны с обеспечением безопасности личности. Разрешение гуманитарных проблем наряду с другими важными вопросами, стоящими на повестке дня перед мировым сообществом, требует совместного подхода, поскольку это является наиболее оптимальным способом обеспечения безопасности в XXI в., в условиях всеобщей уязвимости и взаимозависимости. Следует учитывать то, что понятие «безопасность» не только расширилось, но и приобрело более гуманистически востребованный, нацеленный на человека характер.

Психологию безопасности следует рассматривать как всеобщее понятие социального познания, сущностное понятие смысложизненной ориентации, ценностное понятие индивидуального сознания, интерактивное понятие процесса саморегуляции и самообеспечения. Истинному познанию окружающего мира всегда предшествует самоинтерпретация, т.е. интерпретация индивидом своего собственного переживания в терминах собственного контекста значений. Истинное понимание может осуществиться только при условии действия постулата о другом «Я», обладающем сознанием, структурно аналогичным собственному сознанию индивида. Интерпретация определяет формат осознания человеком своей безопасности, что во многом зависит от его понимания и смыслового наполнения состояния безопасности. Таким образом, состояние безопасности формируют модели поведения человека, которые зависят от способности к саморегуляции и самообеспечению. Саморегуляция как механизм обеспечения безопасности раскрывает личностные способы управления ситуацией соотносительно с объективными и субъективными условиями деятельности. Механизм принятия решений выступает как механизм управления, активации, как кульминационный. Одна из закономерностей психологического самообеспечения безопасности состоит в том, что биосоциальная организация человека одновременно и способствует, и препятствует этому самообеспечению. В результате субъект обладает некоторым запасом прочности, а следовательно, потенциала безопасности.

Своевременно обнаруживать, идентифицировать опасности и адекватно реагировать на них позволяют познавательные, эмоциональные, волевые, мотивационно-потребностные характеристики субъекта. Именно они позволяют своевременно обнаруживать сигналы опасности, его скоростные возможности по реагированию на такие сигналы, эмоциональные реакции на опасность и т.п. Вместе с тем имеются и «слабые» стороны названных психических сфер, снижающие способность субъекта к самообеспечению психологической безопасности: в эмоциональной сфере — деструктивное влияние широкого спектра астенических эмоций, аффекта; в волевой сфере — трудности волевого решения; в мотивационной сфере — борьба мотивов; в познавательной сфере — особенности восприятия, ограничения памяти, особенности мыслительных процессов; в коммуникативной сфере — трудности достижения взаимопонимания, нарушения адекватности интерпретации и т.д. Все это может существенно поколебать стабильность психологического состояния субъекта, актуализуя непосредственную угрозу его безопасности. Социальная сущность психологии безопасности представляет собой детерминацию состояния безопасности в ее целостной предметно-практической и рефлексивной представленности. От соотнесенности реального мира и субъективного мира человека зависит успешность освоения и адекватного выбора способа адаптации. В обыденном сознании представления о безопасности расплывчаты, поскольку сама безопасность редко оказывается в нем предметом специальной углубленной рефлексии. Люди скорее чувствуют, чем четко осознают, что для них означает безопасность, воспринимают и оценивают ее в совокупности всех ее граней, не отделяя одну от другой, и часто воплощают свои чувствования и оценки не в понятии «безопасность» как таковом, а в каком-то образе, хотя и емком, но не полностью отражающем искомое состояние безопасности. Многоаспектный подход дает возможность рассматривать безопасность как состояние, обеспечивающее базовую защищенность личности, как социальный и нормативный идеал. Личность в состоянии безопасности способна строить свою жизнь в контексте единства с окружающей действительностью, использовать свой потенциал с помощью сформированной системы смысловой регуляции, а также поддерживать свое здоровье за счет преобразования опасностей.

В условиях изменяющегося мира от человека требуется особое умение осуществлять эффективную и постоянную ориентировку в пространстве социальной реальности. Любая жизнедеятельность субъекта происходит в контексте той или иной ситуации. Человек непрерывно вынужден принимать решения в связи с новыми, все время меняющимися условиями в рамках актуальной для него ситуации для обеспечения безопасности. Одна из перспективных задач психологии безопасности личности — обобщение и синтез обозначенных выше подходов с целью определения интегративного ресурса психологических возможностей человека, обеспечивающих его безопасность. Не менее важны задачи поиска и разработки диагностического инструментария, измеряющего данный ресурс; выявление возрастных, гендерных, профессиональных особенностей, влияющих на психологические аспекты безопасности человека. Таким образом, основные методологические принципы психологии безопасности — это: — точность путей и механизмов социального познания для изучения объективной реальности и угроз безопасности личности и общества; — аналитичность, которая проявляется в научной трактовке самого понятия «безопасность» как составной части психологического «тезауруса»; — всесторонность, подразумевающая необходимость полного охвата вопросов, рассматривающих безопасность, понимание безопасности как социально-системного явления, учитывающее его многомерность и иерархичность. Безопасность имеет социально-психологические основания, поскольку она функционирует и проявляется в системе социальных отношений личности, в области межличностного взаимодействия и общения с другими людьми. Социальная среда с помощью процессов социально-психологической адаптации, социализации и идентификации влияет на восприятие личностью собственной психологической защищенности. Концепция психологической безопасности признает множественность предметных зон: безопасность личности, безопасность группы, безопасность социума. Эти зоны включают в себя такие аспекты, как безопасность мотивационно-потребностной сферы, ценностей как регуляторов поведения человека, коммуникативной сферы, аффективно-мотивационной сферы личности и т.д., которые не выстраиваются в жесткую иерархию главнейших, главных и неглавных, а располагаются в единой цепи. Эта цепь подвижна, из нее под влиянием ситуационных изменений на первый план выдвигается то один, то другой аспект безопасности, в котором более других заинтересована та или иная предметная зона безопасности. Интерес предметных зон (или уровней) сообщает повышенную актуальность этому аспекту, но только в данном месте и в данное время. Когда же возникает ситуация конкурирующих безопасностей, необходимо искать наиболее угрожаемый аспект и самый уязвимый объект безопасности. Именно на них должны соединиться усилия предметных зон, направленные на обеспечение безопасности. И объекты, над которыми нависает наибольшая угроза потери безопасности, должны занять положение самых деятельных, самых активных субъектов отражения угрозы. В заключение следует отметить, что исследование безопасности как социально-системного явления становится особенно актуальным в эпоху глобализации, когда на первый план закономерно выступают не частные проблемы обеспечения отдельных видов безопасности, а совокупность взаимосвязанных факторов, в целом создающих благоприятные условия для безопасного развития современного мира.

Примечания

1. Фененко Ю.В. Безопасность личности как научная проблема. URL: http://viperson.ru/ 

2.Бехман Г. Современное общество как общество риска // Вопр. философии. 2007. № 1. С. 27.

3. Хамраев В. Теракты отчуждают Северный Кавказ. Массовое сознание не освобождается от ксенофобии // «Коммерсантъ». № 19 (4560) от 04.02.2011. С. 4.

Для цитирования статьи:

Зинченко Ю.П. Психология безопасности как социально-системное явление. Вестник Московского университета. Серия 14. Психология - 2011. - №4 - с. 4-11.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Контакты
Вестник Московского университета. Серия 14. Психология, 2006 - 2019


Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер