ISSN 0137-0936 (Print)
ISSN 2309-9852 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск

Куколева К.И., Колпачников В.В. Соотношение самоактуализации и эгоцентризма в возрастном периоде ранней взрослости. // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология - 2016. - №1 - с. 111-122

Автор(ы): Куколева Ксения Игоревна; Колпачников В.В.;

Аннотация

a:2:{s:4:"TEXT";s:676:"<p>Проведено изучение соотношения уровней эгоцентризма и самоак­ туализации у 115 представителей возрастного периода ранней взрослости (20—40 лет). Обнаружено отсутствие сильной прямой взаимосвязи пока­ зателей по «Самоактуализационному тесту» (CAT) Ю.Е. Алешиной и др. и «Тесту эгоцентрических ассоциаций» Т.И. Пашуковой и др. Умеренные и слабые корреляции уровня эгоцентризма с несколькими шкалами САТ выявили необходимость рассматривать эгоцентризм и самоактуализацию как сложные феномены, частично связанные между собой, но при этом имеющие связи и с различными другими факторами, среди которых вовле­ ченность в трудовую деятельность, половая принадлежность, возраст.</p>";s:4:"TYPE";s:4:"HTML";}

Разделы журнала: Эмпирические исследования;

PDF: /pdf/vestnik-2016-1/vestnik_2016-1_8_111-122.pdf

Поступила: 07.07.2015
Страницы: 111-122
DOI: 10.11621/vsp.2016.01.111

Ключевые слова: профессиональная самореализация личности; эгоцентризм; ранняя взрослость; самопринятие; внимание к себе;

Доступно в on-line версии с 15.04.2016

Идея развития и реализации потенциала, которым обладает человек, является центральной не только в теории самоактуализации А.Маслоу (2009), но и в теории личности К. Роджерса (1994, 1997), признававшего тенденцию к самоактуализации ведущей в процессе становления полноценно функционирующей личности. Несмотря на то что обе эти теории носят гуманистический характер некоторые авторы (напр.: Ansbacher, 1971; Geller, 1982, 1984; Wallach, Wallach, 1983; и др.) видят в них эгоцентричную модель развития личности (подробнее об этом см.: Леонтьев, 2002).

Однако предположение о взаимосвязи эгоцентрических тенденций с процессом самоактуализации не является полностью обоснованным (Ivtzan, 2008), хотя в теориях А. Маслоу и К. Роджерса все же имеется ряд положений, делающих этот вопрос достойным дальнейшего изучения. Согласно К. Роджерсу (1997, с. 30), «каждый индивид существует в постоянно изменяющемся мире опыта, центром которого является он сам». А. Маслоу (2009) пишет о потребности в самоактуализации как о «самой индивидуальной» потребности, подчеркивает, что самоактуализирующийся человек «в какой-то степени отчужден, внутренне независим от культуры» (там же, с. 205), его жизненная миссия и личные принципы априори расположены на самом верху его внутренней ценностной иерархии. Вместе с тем А. Маслоу отмечает у самоактуализирующейся личности и противоположные тенденции: сосредоточенность на проблемах внешнего порядка, а также, несмотря на потребность в уединении и некую отстраненность в обычных контактах, глубокие и полные отношения с близкими людьми. Наличие у самоактуализирующейся личности своего дела, своего призвания также может быть рассмотрено как неоднозначное положение, поскольку, реализуя свою жизненную миссию, такой человек полностью отстраняется от мира вокруг, пренебрегая окружающими: «В такие минуты для них не существует ничего, кроме их дела, все остальное становится несущественным. <…> [самоактуализирующиеся личности] забывают об элементарной вежливости, могут обидеть и даже оскорбить дорогих им людей» (там же, с. 206).

Следует отметить, что существуют теории, в которых отсутствует употребление терминов «эгоцентризм», «эгоизм» или «нарциссизм» в их классическом понимании, однако присутствуют аспекты, имеющие непосредственное отношение к процессу самоактуализации и к феномену центрации личности на самой себе. Теории «разумного эгоизма» (Рэнд, 2011) и «альтруистического эгоизма» (Селье, 1982) не имеют противоречий с теорией самоактуализации, акцентируя внимание на необходимости заботы о собственных интересах, которые при учете интересов окружения и принятии личной ответственности за свою деятельность не вступают в конфликт с внешним миром. Л.З. Левит, автор личностно-ориентированной концепции счастья, рассматривает эгоизм как многоуровневое понятие, указывает на невозможность полного отказа от эгоизма, однако считает возможным проявление его в более «высоких» формах, которые связаны с продуктивной самореализацией (Левит, 2012, 2013). Теория самодетерминации Э. Деси и Р. Райана подразумевает, с одной стороны, акцентированность человека на самом себе и удовлетворении собственных потребностей и, с другой стороны, детерминированность поведения информацией, поступающей от среды (см.: Дергачева, 2002).

В данной работе мы будем понимать под эгоцентризмом личностную позицию, предполагающую главенствующую роль собственных мотивов, потребностей и достижений при неспособности и/или нежелании рассматривать и учитывать позицию, потребности и желания другого.

Цель, выборка, методики эмпирического исследования

Цель нашего эмпирического исследования — прояснение соотношения уровней самоактуализации и эгоцентризма у респондентов,  принадлежащих к возрастной группе «ранняя взрослость» (20—40 лет) [1]. Согласно Э. Эриксону (1996), «ранняя взрослость» — это период становления индивида в профессиональной сфере, построения близких, доверительных партнерских отношений, преодоления кризиса периода ранней зрелости «интимность-изоляция». Неуспешное преодоление кризиса ведет к самоизоляции, одиночеству, затрудняет дальнейший процесс самоопределения, а также формирует эгоцентричную личность. Широкие возможности для самоактуализации в ранней зрелости, с одной стороны, и возможная эгоцентричность, с другой, определили выбор этого периода для нашего исследования.

В исследовании приняли участие 115 респондентов (37 мужчин и 78 женщин) в возрасте от 20 до 40 лет.

Для измерения уровней самоактуализации и эгоцентризма были использованы следующие методики.

  1. «Самоактуализационный тест» (CAT) (Алешина и др., 1987), являющийся адаптированным вариантом опросника личностных ориентаций Э. Шострома (Personal Orientation Inventory, E. Shostrom). Методика предполагает измерения по двум базовым шкалам (Ориентация во времени и Поддержка) и 12 дополнительным, ориентированным на выявление различных аспектов самоактуализации (Ценностные ориентации, Гибкость поведения, Сензитивность, Спонтанность, Самоуважение, Самопринятие, Представление о природе человека, Синергия, Принятие агрессии, Контактность, Познавательные потребности, Креативность). Стимульный материал включает 126 пунктов, в каждом из которых респонденту необходимо выбрать вариант («а» или «б»), соответствующий ему в наибольшей степени (например, вопрос, относящийся к шкале Ориентация во времени: а) Я часто испытываю чувство беспокойства, думая о будущем. б) Я редко испытываю чувство беспокойства, думая о будущем). По окончании заполнения опросника и подсчета «сырых» баллов для каждого респондента формируется его индивидуальный профиль с результатами по шкалам, указанным выше.   

  2. «Тест эгоцентрических ассоциаций» (Пашукова и др., 1996), называемый в некоторых источниках «Диагностикой личностного эгоцентризма» (Фетискин и др., 2002), предполагает измерение личностного эгоцентризма. В соответствии с методикой респондентам необходимо продолжить 40 незаконченных предложений типа «В такой ситуации...», «Легче всего...», «Несмотря на то что...». Каждое предложение должно представлять собой законченную мысль. Респонденты были также проинформированы о необходимости работать быстро.

Считаем важным отметить, что само содержание методики (необходимость продолжить неоконченные предложения типа «В такой ситуации...»), последующий анализ (подсчет предложений, содержащих информацию, указывающую на самого субъекта за счет употребления личных местоимений «я», «мне», «мой» и т.д.), а также некоторые комментарии к методике, определяющие эгоцентризм как «центрированную и фиксированную социальную установку, определяющую обращенность на свои качества, мысли, переживания, представления, действия, цели и т.п.» (Пашукова и др., 1996, с. 117), свидетельствуют об измерении скорее познавательного эгоцентризма, который при этом является свойством личности [2].

Респонденты также заполняли анкету, которая позволяла узнать их социально-демографические данные (пол, возраст, уровень образования, трудовая деятельность, семейное положение).

Исследование проводилось в Интернете. Перед началом заполнения анкеты участники были проинформированы сообщением на экране об анонимности анкетирования и возможности оставить свою контактную информацию для дальнейшего сотрудничества по их желанию.

Результаты и их обсуждение

Уровень эгоцентризма распределен нормально как в выборке в целом, так и в отдельных подгруппах. В табл. 1 представлены средние показатели уровня эгоцентризма в подгруппах. Средний уровень эгоцентризма во всех подгруппах соответствует среднему уровню эгоцентризма, указанному разработчиками «Теста эгоцентрических ассоциаций» (от 8 до 20). Табл. 2 содержит информацию о значимых корреляционных взаимосвязях и тенденциях к взаимосвязи (0.05<p≤0.1) уровня эгоцентризма с уровнем самоактуализации по 6 шкалам теста САТ как по выборке в целом, так и в различных подгруппах.  Представлены лишь те шкалы, между которыми и уровнем эгоцентризма была обнаружена взаимосвязь как минимум в одной из подгрупп. Не было выявлено статистически значимых взаимосвязей эгоцентризма со следующими шкалами: Ориентация во времени, Поддержка, Ценностные ориентации, Спонтанность, Самоуважение, Синергия, Принятие агрессии, Контактность. В табл. 2 также отсутствует деление выборки по уровню образования и семейному положению, поскольку в этих подгруппах не было обнаружено корреляционных взаимосвязей уровня эгоцентризма со шкалами САТ.

Таблица 1

Средние уровни эгоцентризма в подгруппах респондентов

Социально-демографические характеристики

Подгруппа

Кол-во респондентов

Уровень эгоцентризма

Пол

Мужчины

37

11.05*

Женщины

78

13.27*

Возраст (лет)

18—25

66

14.02*

26—40

49

10.60*

 

Образование

Высшее и/или аспирантура

76

11.92

Среднее или незаконченное высшее

39

13.77

Трудовая деятельность

Есть постоянная работа

70

11.20*

Постоянной работы нет

45

14.67*

Семейное положение

Состою в браке

40

11.70

Есть постоянный партнер

35

12.34

В отношениях не состою

40

13.60

Вся выборка

 

115

13.00

Примечание. * — статистически значимые различия в подгруппах, полученные с помощью t-критерия Стьюдента (уровень значимости 0.05).

Таблица 2

Значимые корреляционные взаимосвязи и тенденции к взаимосвязи уровня эгоцентризма со шкалами САТ по коэффициентам Пирсона и Спирмана

Шкалы

теста САТ

Пол

Трудовая деятельность

Возраст (лет)

Все респонденты

N=115

Муж.

n=37

Жен.

n=78

Есть постоянная работа

n=70

20—25 n=77

26—40

n=38

Сензитивность

 .460**

 .248*

 .186

 .294

 .231**

Самопринятие

‒.213

‒.303**

‒.205

‒.186*

Представление о природе человека

 .275

 .210

Гибкость поведения

 .244

Познавательные потребности

 .374*

Креативность

 .226

 .390*

Примечание: ** — корреляция значима на уровне 0.01; * — корреляция значима на уровне 0.05.

Анализ табличных данных показывает, что возрастная группа 20—25 лет демонстрирует более высокий уровень эгоцентризма, чем группа 26—40 лет. В определенной степени уровень эгоцентризма может быть опосредован возрастом, поскольку эгоцентрические тенденции свойственны как подростковому периоду, так и периоду поздней зрелости (Хьелл, Зиглер, 1997; Looft, 1972).

Респонденты, вовлеченные в постоянную трудовую деятельность, демонстрируют более низкие показатели эгоцентризма, чем респонденты, не имеющие постоянной работы. При этом уровень эгоцентризма последних не взаимосвязан с их уровнем самоактуализации ни по одной из шкал. Уровень эгоцентризма работающих людей в среднем ниже, чем неработающих, и в этой подгруппе прослеживаются корреляционные взаимосвязи эгоцентризма с несколькими шкалами самоактуализационного теста. Неработающие и подрабатывающие люди, возможно, склонны воспринимать окружающий мир более эгоцентрично, в то время как респонденты, имеющие постоянную работу, ориентированы не только на себя, выполняют свои производственные обязанности, которые могут не отвечать их личным интересам. Этот результат вполне соотносится с принципом деятельностного опосредствования развития личности, развиваемым в отечественной психологии (Асмолов, 1990; Леонтьев, 1981, 1983; Рубинштейн, 1989). В то же время, чтобы двигаться по пути самоактуализации, а не по направлению к развитию синдрома эмоционального выгорания, работающим людям, вероятно, необходим определенный эгоцентризм в форме чуткости и внимания к миру и себе и своим состояниям (шкала Сензитивность) для реализации в том числе творческого подхода (шкала Креативность) при решении ежедневных задач.

Женская выборка имеет более высокие показатели эгоцентризма, чем мужская. При этом показатели самоактуализации у женщин не взаимосвязаны с уровнем их эгоцентризма ни по одной из шкал (кроме обратной связи со шкалой Самопринятие, обнаруженной в большинстве подгрупп). Возможно, полученные различия обусловлены различиями в динамике процесса самоактуализации в период ранней взрослости у мужчин и женщин, что отмечено, в частности, в работе Н.А. Шило (2008).

На основании полученных нами данных можно сказать, что не существует сильной и значимой взаимосвязи между эгоцентризмом и самоактуализацией, поскольку (1) корреляции присутствуют лишь по нескольким отдельным шкалам; (2) выявленные корреляции являются умеренными и слабыми.

При этом наличие некоторых взаимосвязей нуждается в комментариях. Обратная взаимосвязь эгоцентризма со шкалой Самопринятие может быть проиллюстрирована примером нарциссичной или эгоистичной личности. По мнению ряда авторов, нарциссу и эгоисту свойственны глубокое непринятие себя, а также нелюбовь к себе (Кернберг, 2012; Куттер, 1997; Лэнгле, 2002; Фромм, 1990a, б, 1992, 1994). При этом для самоактуализирующейся личности характерны самопринятие и доверие себе (Маслоу, 2009; Роджерс, 1994, 1997).

Корреляции показателей эгоцентризма со шкалами Сензитивность, Познавательные потребности и Креативность могут быть объяснены необходимостью некоторой центрации на себе, чтобы лучше понять свои потребности и чувства (сензитивность к себе), особенно когда речь идет о потребности в познании и о процессе творчества. Познавая и преобразуя окружающий мир, человек следует за своим личным интересом, но это не означает, что он преследует антиобщественные цели. Индивидуальные творческие способности людей ярко проявляются, например, в процессе создания общественно значимых изобретений и продуктов. Творчество же по принуждению невозможно (Роджерс К., 1994; Роджерс Н., 1990).

Отсутствие значимых корреляций эгоцентризма с другими шкалами теста САТ, отсутствие различий в уровне эгоцентризма во многих подгруппах, а также его нормальное распределение свидетельствуют о том, что эгоцентризм и самоактуализацию следует рассматривать как сложные феномены, частично связанные между собой, но при этом имеющие связи и с различными другими факторами, среди которых вовлеченность в трудовую деятельность, половая принадлежность, возраст.

Список литературы

Алешина Ю.Е., Гозман Л.Я., Дубовская Е.М. Социально-психологические методы исследования супружеских отношений. Спецпрактикум по социальной психологии. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1987.

Асмолов А.Г. Психология личности. Принципы общепсихологического анализа. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990.

Дергачева О.Е. Автономия и самодетерминация в психологии мотивации: теория Э. Деси и Р. Райана // Современная психология мотивации / Под ред. Д.А. Леонтьева. М.: Смысл, 2002. С. 103—121.

Дубовская Е.М. Транзитивность общества как фактор социализации личности // Психологические исследования: электрон. науч. журнал. 2014. Т. 7. № 36. URL: http://psystudy.ru

Кернберг О.Ф. Тяжелые личностные расстройства: Стратегии психотерапии. М.: Класс Независимая фирма, 2012.

Куттер П. Современный психоанализ. Введение в психологию бессознательных процессов. СПб.: Б.С.К. Санкт-Петербург, 1997.

Левит Л.З. Личностно-ориентированная концепция счастья: диапазон ценностей // Проблемы современной науки. 2012. Т. 1. Вып. 5. Ч. 1. С. 171—181.

Левит Л.З. Личностно-ориентированная концепция счастья: новая системная парадигма // Педагогическое образование в России. 2013. № 1. С. 102—111.

Леонтьев   А.Н. Проблемы развития психики. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981.

Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность // Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2 т. М.: Педагогика, 1983. Т. 2. С. 93—231.

Леонтьев Д.А. Самоактуализация как движущая сила личностного развития: историко-критический анализ // Современная психология мотивации / Под ред. Д.А. Леонтьева. М.: Смысл, 2002. С. 13—47.

Лэнгле А. Грандиозное одиночество. Нарциссизм как антропологическо-экзистенциальный феномен // Моск. психотерап. журнал. 2002. № 2. С. 34—58.

Маслоу А. Мотивация и личность. СПб.: Питер Пресс, 2009.

Пашукова Т.И., Допира А.И., Дьяконов Г.В. Практикум по общей психологии. М.: Ин-т практической психологии, 1996.

Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.: Прогресс, 1994.

Роджерс К.Р. Клиенто-центрированная терапия. М.: Рефл-бук; Киев: Ваклер, 1997.

Роджерс Н. Творчество как усиление себя // Вопросы психологии. 1990. № 1. С. 164—168.

Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 т. М.: Педагогика, 1989.

Рэнд А. Добродетель эгоизма. М.: Альпина Паблишер, 2011.

Селье Г. Стресс без дистресса. М.: Прогресс, 1982.

Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. М.: Изд-во Ин-та психотерапии, 2002.

Фромм Э. Бегство от свободы. М.: Прогресс, 1990a.

Фромм Э. Иметь или быть. М.: Прогресс, 1990б.

Фромм Э. Душа человека. М.: Республика, 1992.

Фромм Э. Психоанализ и этика. М.: Республика, 1994.

Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности: Основные положения, исследования и применение. СПб.: Питер Пресс, 1997.

Шило Н.А. Динамика процессов личностной зрелости на возрастном этапе «ранняя взрослость» // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. 2008. № 3. С. 321—323.

Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996.

Ansbacher N.L. Alfred Adler and Humanistic psychology // Journal of Humanistic Psychology. 1971. Vol. 11. P. 53—56.

Geller L. The failure of self-actualization theory: A critique of Carl Rogers and Abraham Maslow // Journal of Humanistic Psychology. 1982. Vol. 22. N 2. P. 56—73.

Geller L. Another look at self-actualization // Journal of Humanistic Psychology. 1984. Vol. 24. N 2. P. 93—106.

Ivtzan I. Self-actualization: For individualistic cultures only? // Intern. Journal on Humanistic Ideology. 2008. Vol. 1. N 2. P. 111—138.

Looft W.R. Egocentrism and social interaction across the life span // Psychological Bulletin. 1972. Vol. 78. P. 73—92.

Wallach M.A., Wallach L. Psychology’s sanction for selfishness: The error of egoism in theory and therapy. San Francisco: Freeman, 1983.

Примечания

1.Строго говоря, сам Э. Эриксон (1996) обозначал границы периода ранней зрелости 20—25 годами. Однако, учитывая удлинение периода социализации и обретения зрелости по мере развития цивилизации (см., напр.: Дубовская, 2014), логично предположить расширение границ этого возрастного периода в современном развитом обществе вплоть до 40 лет.

2.Стоит отметить, что в настоящий момент в научной литературе границы деления эгоцентризма на познавательный и личностный достаточно условны.

Для цитирования статьи:

Куколева К.И., Колпачников В.В. Соотношение самоактуализации и эгоцентризма в возрастном периоде ранней взрослости. // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология - 2016. - №1 - с. 111-122

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Контакты
Вестник Московского университета. Серия 14. Психология, 2006 - 2018


Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер